prvtaganka (prvtaganka) wrote,
prvtaganka
prvtaganka

Московский Трифоновский храм в Напрудной слободе

Автор: Мусорина Е.А.
Храм Трифона на Прудной (или наиболее распространенное название в Напрудной) слободе
считается одним из древнейших в Москве. Он построен в древнейшем, известном с 13 века, Дворцовом селе Напрудное (или на Пруде) за Сретенскими воротами по Переславской дороге, то есть по дороге в древний город Переславль-Залесский, который являлся крупнейшим культурным центром Древней Руси. В этом городе был рукоположен в полковника (или игумена) преподобный Сергий Радонежский, в Спасо-Преображенском соборе принял крещение великий князь Александр Невский. В этой местности некогда располагалась слобода воротников, так называли сторожей московских крепостных ворот. Вблизи каждых из 12 ворот Земляного города находилась такая слобода. Слобода воротников, стороживших Сретенские ворота, существовала с 15 века, когда вокруг Земляного города начато было строительство каменной крепости с 12 крепостными воротами, увенчанными башнями. Одной из таких башен являлась каменная Сретенская (Сухарева) башня. Позднее Воротническая слобода носила название Слобода Артиллерийского и Фортификационного ведомства служилых людей[1].
Неподалеку от Воротнической Напрудной слободы существовала Сущевская слобода Новгородской сотни, слобода Сретенской полусотни служилых людей, земли Заиконоспасского училищного монастыря, земля ямщиков Переславской Ямской слободы, государевы пастбища (или коровинские земли). Во времена Алексея Михайловича, при содействии Патриарха Никона, писцовые земли вокруг Напрудной слободы, стали заселяться выходцами из Речи Посполитой. При этом было насильно выселено на отдаленные земли За Земляным городом старое коренное служилое население – потомки воротников и жильцов Новгородской сотни, издревле находившихся на службе у великих князей и царей из рода Рюриковичей. (Поэтому название Мещанских улиц, как и название переименованной в середине 17 века слободы происходит от польского слова «mieszczanie» («месчане», т. е. горожане).
Так Трифоновский храм выглядел в 17 и 18 веках.

Если посмотреть на карту архитектора Ивана Мичурина 1739 года, можно увидеть около Трифоновского храма огромный пруд с каскадом прудов поменьше, вероятно рукотворных, созданных путем запруды реки Неглинной, протекавшей здесь. Эти пруды с конца 16 века назывались «Казенные Неглинные пруды ведомства казенной канцелярии». По поводу особой древности Трифоновского храма, назойливо растиражированной многочисленной литературой о московских древностях, представляется, что храм не намного древнее всех вышеописанных храмов улицы Сретенки. Также, как храмы улицы Сретенки, храм Трифона сильно заглублен в землю, и, несмотря на то, что он являлся объектом многочисленных научных исследований архитекторов разных времен, храм никогда не описывался в их публикациях с точки зрения состояния его основания, находящегося под землей. Хотя фундамент раскапывали в 1911 году в связи с возникновением трещин в стенах храма, о чем мы напишем ниже. Сегодня внешний визуальный осмотр храма говорит о его непропорциональности, поскольку примерно треть храма находится под землей.
Официально храм числится построенным в 16 веке. И это сегодня всё еще считается великой древностью для Москвы! А всё, что в Москве построено до 16 века, якобы построено вовсе не москвичами, а людьми совсем нерусскими, иностранными, а точнее – «итальянцами» Алевизами, Старым да Новым. Судя по официальной версии истории эти Алевизы так развернулись на Руси, что «отстроили» все кремли всех древнейших городов Московии. Подобные фортификации, например городов Турина и Милана, датируются европейскими учеными 11–13 веками. Но наши подобные кремлевские фортификации датированы 15–18 веками. Якобы цари Иван III и Иван IV посмотрели на крепости Милана, и заказали такие же у «итальянских мастеров». А то, что Италия возникла только в 19 веке, это ничего, подумаешь исторический ляп.
В общем, не будем оригинальны и повторимся, сказав, что все древние постройки в Москве (как и вообще на Руси) тупо приписаны «итальянским архитекторам», и эти древние постройки датированы умышленно неверно.
Поэтому миланскую крепость, якобы являющуюся праобразом Московского Кремля и датированную 11–13 веком, можно брать как пример датировки всех кремлевских крепостей Руси, построенных из кирпича. Также западные источники сообщают, что миланская крепость была построена на месте более древней фортификации, существовавшей до кирпичной крепости, ещё в 10 веке. Из чего была построена миланская крепость до 9–10 веков, не упоминается. Но если представить скудную растительность Апеннинского полуострова, то можно предположить, что не из дерева. Да и зачем строить фортификацию из дерева, если она в этом случае не будет отвечать требованиям и характеристикам фортификационного сооружения? Поэтому Московский кирпичный Кремль можно смело датировать 11–13 веками, а крепость, находившуюся на Кремлевском холме до него, смело можно относить к 9–10 векам. И, естественно, докирпичная московская кремлёвская фортификация была вовсе не деревянная, а белокаменная, т.е. построенная из известняка, по образу Староладожской крепости 7–9 веков, сохранившейся доныне.
Поэтому очевидно, что на Руси было несколько типов каменного строительства укреплений – это кирпичное, белокаменное и каменное (из крупного дикого камня-валуна по примеру стен Соловецкого монастыря).
Примечательно, что небольшой собор, сохранившийся на территории крепости в Старой Ладоге, по архитектуре напоминает рассматриваемый нами Трифоновский храм на Прудной слободе. Он тоже, как и Трифоновский построен из известняка, имеет крестообразный свод, и является безстолпным. Так же, как к Трифоновскому храму, с восточной стороны к нему тоже был пристроен в 17 веке полукруглый алтарь[2]. Пристроен – потому что древлеправославные (языческие) храмы были без алтарей, то есть не имели места для приношения жертвы. Такое место стали пристраивать к древним ведическим храмам тогда, когда в православие окончательно проник догмат западно-христианского католического толка. Вся западная культура построена на негласной философии о том, что если человека или целый этнос уничтожить во имя своего благополучия (т.е. принести в жертву), то надолго наступит материальное благоденствие. (Нередко в Европе замуровывали в стены людей или детей, чтобы хозяин дома надолго получил гарантию материального изобилия). До пристройки алтарей древнерусские храмы в плане своем имели правильные геометрические фигуры – квадрат, равносторонний крест, 6-ти или 8-угольник.
И таких храмов, подобных Трифоновскому, в России огромное количество. Это Спасский храм в Андрониковом монастыре и зачатия Анны в Китай городе в Москве. В Великом Новгороде Спаса на Ильине и Николы на Липне Новгородской области. В Переславле Залесском Всехсвятская церковь в Троицком Даниловом монастыре. В монастырях города Вятки (ныне Киров) и Пскова. И еще великое множество почти во всех древних городах России. Все эти перечисленные храмы построены из известняка, имеют основной кубический объем, украшенный закомарами, и в виде завершения - одну главу. Все они были построены примерно в одно и то же время, то есть в период 9-14 веков. Однако на рассматриваемых фотографиях видно, что храмы эти имеют явную диспропорцию, то есть основанием своим уходят глубоко в землю, то есть умышленно при реставрациях (которых храмы претерпели за свою историю множество) не откапывался цоколь, а поэтому требуют восстановления своего первозданного вида. Этого можно добиться только путем откапывания всего храма вокруг, до подошвы.


Здесь мы видим, храмы такого типа обстроены нелепыми пристройками, прилеплены алтарные апсиды, чем нарушена их строгая, лаконичная архаичная форма. Нарушены пропорции порталов (дверей), поскольку храмы на треть находятся под землей, в некоторых случаях двери настолько малы, что едва ли можно пройти не ударившись головой.
Но вовсе не так проста архитектурная трактовка рассматриваемого нами Трифоновского храма. Она отличается противоречивой историей представленной в историографических публикациях. То есть, в разные периоды истории этот храм выглядел, как не странно, по разному. Эти метаморфозы и грубые переделки храма явились плодом грязной политической возни вокруг древнерусской архитектуры. Чтобы отвлечь обывателя от архитектурного сравнения подобных храмовых форм, распространенных в храмовой архитектуре Руси, именитые архитекторы время от времени поднимали абсолютно необоснованную шумиху вокруг скромного московского храма Трифона в Напрудной слободе. Ни об одном храме с подобной архитектурой не написано столь огромного количества книг и статей. Хотя он не является выдающимся образцом «храмового семейства» подобного типа.
В советский период храму вернули закомары[3], да и глава стала выглядеть более массивной и больше не напоминала хилый грибок над 4-скатной крышкой. Сохранились рисунки, сделанные примерно в 17 и 18 веках, где храм имеет свой привычный вид, и рядом изображена колокольня шатрового типа. В 18 столетии колокольня была вначале лишена своего шатрового завершения, а потом и вовсе снесена. Но храм по прежнему выглядел неплохо, на своих местах еще были закомары и полноценная глава. Правда начали к храму «лепить» маленькие нелепые пристройки в виде приделов и трапезы, которые быстро покосились, что придавало храму жалкий и убогий вид.

Так выглядел Трифоновский храм в конце 19- начале 20 века.
Но вот в конце 19 века вдруг решили заложить закомары. В результате храм приобретает вид неблаговидного домика, не имеющего ничего от храмовой архитектуры, с 4-скатной жестяной ребристой крышей, на крыше водружена была нелепая главка, похожая на погремушку. Мало того, храм вдруг с невероятной скоростью стал обрастать огромными пристройками, в которых, к 1910 году храм теряется окончательно. Странным кажется, что к концу 19 века, каким-то образом, несмотря на рачительную работу в Москве Императорского Археологического Общества, вроде бы строго запрещавшего перестройки старинных храмов, причту и старосте Трифоновского храма разрешили изменить завершение Трифоновской церкви и построить вплотную к нему огромное храмовое здание с еще более масштабной колокольней. В архиве ЦХД до 1917 г. (бывшем ЦИАМ) сохранилось дело (ЦИАМ. Ф. 454. Оп. 3. Д. 62)[4] о разрешениях на строительство нового храма около Трифоновского и о проблемах, в связи с этим начавшихся. Сохранилось прошение настоятеля церкви Трифона, в котором он изобретательно обосновывает необходимость строительства новой большой церкви.
В Московское Археологическое Общество

Благочинного Сретенского сорока, 2-го отделения, Настоятеля Московской Трифоновской, что в Напрудной слободе церкви Протоиерея Иоанна Приклонского

Прошение
Когда в июне прошедшего 1892 года из Московской Духовной Консистории был препровожден в Московской Археологическое Общество для обсуждения и заключения проект с приложением надлежащих чертежей на увеличение храма св. Мученика Трифона в Москве, составленный и подписанный Архитекторами С. Родионовым и Г. Кайзером, то Археологическое Общество, находя, что проектируемая постройка исказит одну из древнейших Святынь Московских, отношением своим от 16 июля 1892 года за №783 уведомило Консисторию, что проектируемое увеличение св. храма в данном случае должно совершенно закрыть пристройками древнюю церковь, и потому Археологическое Общество не может дать своего согласия на сказанную постройку.
Чтобы предотвратить таковое, указанное Археологическим Обществом, препятствие к исполнению тем не менее в высшей степени необходимого увеличения означенного храма св. Мученика Трифона, в настоящее время составлен Архитектором г. Кайзером для расширения этого св. храма новый проект, по которому проектируемая ныне постройка ничем и ни сколько не закроет охраняемую Археологическим Обществом древнейшую часть существующего св. храма, напротив того, даже несколько откроет эту часть от существующих уже при ней пристроек, как это показано на вновь составленном проекте Архитектора Кайзера.
В виду сего, прилагая при сем на разсмотрение Московского Археологического Общества вновь составленные г. Архитектором Кайзером: а) план проектируемой новой постройки с показанием на нем предназначенной к сломке существующей ныне трапезной части храма, б) разрезы ее, покорнейше прошу Археологическое Общество, по разсмотрении прилагаемых чертежей, выдать для представления в Московскую Духовную Консисторию удостоверение в том, что со стороны Археологического Общества препятствий к исполнению представляемого ныне проекта не имеется.
Мая 1893 года
Благочинный Трифоновский протоиерей Иоанн Приклонский


В этот период в переписке между Духовной Консисторией, архитекторами Никитиным, Кайзером и Археологическим Обществом храм высокопарно называется «новгородским редким образцом древнерусского зодчества», «великой святыней Московской», упоминается Дворцовое село Напудное за Сретенскими воротами по Переславской дороге подле Москвы, существовавшее еще со времен великих князей (т.е. Рюриковичей). Но, тем не менее, авторитетные комиссии упорно указывают середину 16 века временем возникновения храма. Хотя при этом в Великом Новгороде подобные храмы уже были датированы официальной наукой 12-14 веками (что тоже неверно, но всё-таки приближено к реальной дате строительства подобных храмов на Руси, то есть к 9-10 векам). Подобное двоякое толкование происхождения каменного зодчества на Руси в те времена было нормой, что, вероятно, и позволило получить в конце 19 века разрешение на масштабные постройки вблизи Трифоновской церкви.
После постройки около Трифоновского храма новой громадной церкви и колокольни, мистическим образом доходы причта вдруг возросли многократно. Но открылась другая беда. Вероятно, оттого, что грунт в Напрудной слободе был весьма подвижным из-за близко залегавших подземных источников, он вдруг, что называется «поплыл» не выдержав огромной нагрузки двух новых тяжеловесных построек. Древние стены Трифоновского храма пошли трещинами.
По этому поводу, уже новый настоятель, обратился с прошением в компетентные органы о разрешении устранить возникшие проблемы:
В Комиссию по сохранению древних памятников
Прошение
В прошедшем 1910 году Комиссия архитекторов, осматривая по поручению Московского Археологического Общества, древнюю церковь св. Мученика Трифона, в Напрудной слободе, признала необходимость произвести капитальный ремонт означенной церкви в виду имеющихся значительных трещин в стенах и сводах. Согласно заключению Архитекторов, осматривавших церковь, по приглашению причта и старосты, 23 Февраля сего 1911 года, необходимо изследовать состояние фундамента под церковью, для чего потребуется снять каменный пол внутри алтаря (часть пола) и произвести выемку земли до подошвы фундамента. Обращаясь за разрешением произвести означенную предварительную работу, вместе с тем покорнейше прошу назначить время осмотра фундамента лицами, уполномоченными на то Комиссиею.
Настоятель Московской Трифоновской, что в Напрудной слободе церкви священник Дмитрий Соколов.
1911 года Февраля 26 дня.


В ответ настоятелю был послан любопытный доклад:
ДОКЛАД
Членов Комиссии Ф.Ф. Горностаева, А.С. Янова и В.В. Шеиман об результате осмотра Московской Трифоновской церкви в Напрудной слободе, произведенного 6 Марта с.г. (1911г.)
Ввиду вновь возбужденного вопроса о необходимости ремонта Трифоновской церкви, мы, нижеподписавшиеся произвели осмотр этой церкви и нашли следующее: 1)Существование трещин в восточной (алтарной) и западной арках старой церкви, в их замках, а также в западной стене над аркой и в алтарном своде. Время образование этих трещин не установлено.
2)В предшествовавший осмотр летом прошлого года для определения характера трещин на одной из них, а именно в замкѐ восточной арки, была наклеена пробная бумажка, которая ныне найдена лопнувшей, что и указывает на расширение трещин, ввиду продолжающейся осадки устоев.
3)Для определения состояния фундамента по прибытии членов Комиссии, была произведена выемка земли около северного устоя восточной арки со стороны алтаря, внутри его. Выемкой обнаружен фундамент устоя на глубину около 2 арш., причем подошва заложения оказалась тоже ниже этого уровня.
4)Фундамент сложен из крупных неправильной формы камней, причем 2 верхних ряда несколько притесаны и подлиты на известковом растворе; ниже их несколько рядов также подлиты на растворе. Остальные ряды сложены на глине (суши). В двух верхних рядах замечена небольшая трещина в шве между камнями.
5)Грунт Достаточно прочный, состоящий из мелкого плотного песка. Причина вызвавшая движение фундамента, по-видимому, заключается в осушении этого песчаного материкового слоя, благодаря устройству поглощающего колодца около калорифера духового отопления, помещенного в подвале южного (позднего) придела храма. Поглощающий колодезь устроен в 1908 году для устранения большого количества воды, поступавшей в подвальное помещение из, неизвестно где пробившегося родника.
Для предупреждения дальнейших образований трещин считаем необходимым следующее: а) тщательное укрепление фундамента этой части храма во всех его частях, б) по снятии штукатурки в этой же части его снаружи и внутри произвести тщательный осмотр повреждений стен и сводов для выяснения характера их ремонта, в) снятие штукатурки должно производиться весьма осторожно, так как под ней скрывается изсеченная поверхность белокаменной кладки с следами бывшей клеевой и фресковой росписи.
 Члены комиссии (подписи)


Что можно сказать, проанализировав эти архивные документы? Во первых то, что трещины пошли именно в тех частях храма, к которым были пристроены позднейшие пристройки (17-18 веков). В Докладе говорится, что проблемы имеются в восточной стене к которой в 17 веке был пристроен алтарь-жертвенник, а также в южной стене, к которой пристроен в 18 веке придел. То есть малоквалифицированные строители 17 века прилепили эти постройки не соблюдая древних технологий, и трещины прошли сразу же после пристройки алтаря, а в 1910-м году стали расширяться, когда подвижку грунтов вызвали тяжеловесные постройки рядом с храмом. Из документа видно, что в 1911 году производили раскопку фундамента с восточной стороны и оказалось, что при закладке алтарной пристройки в 17 веке, строители откапывали фундамент храма с восточной стороны на 2 аршина, то есть примерно на 1,5 метра, чтобы заложить основу под фундамент алтарной пристройки. Также оказалось, что в 1911 году при раскопке алтарной пристройки на 1,5 метра комиссия углубилась еще ниже, до подошвы старинного храма, но не указала в Докладе на какой глубине обнаружена подошва. Из чего следует, что настоящее основание и цоколь старинной Трифоновской церкви находится под культурным слоем на глубине более 1,5 метров. То есть, чтобы вернуть храму прежние пропорции, задуманные его древним автором, необходимо откопать его на глубину около 2-х метров. Тогда, наверняка там обнаружится фундамент, облицовка цоколя и древнее крыльцо с каменными ступенями. Высота арки, являющейся входом в храм увеличится примерно в два раза и приобретет вид высокого входа-портала[5], каковой и должен быть в храмах, и предусмотрен канонами храмового зодчества. В общем, вид храма стает приближенным к первоначальному замыслу древнерусских мастеров.
В конце Доклада говорится, что при осмотре стен следует аккуратно снимать штукатурку внутри и снаружи на восточной и южной древних стенах Трифоновского храма. Что снимать штукатурку нужно осторожно «так как под ней скрывается иссеченная поверхность белокаменной кладки со следами бывшей фресковой росписи». То есть, получается, что древние стены в 17 веке были подвержены долблению при сбитии старых древлеправославных (языческих) фресок вместе со штукатуркой, в результате чего повредили даже белокаменную кладку храма! То же самое, известно, производили в Спасском храме Спасо-Андроникова монастыря, чтобы сбить фрески 14 века. Надо полагать, что в 17 веке с фресковой живописью и дохристианской храмовой символикой поступали подобным образом во всех древнерусских городах. А потому все храмы в России типа московского Трифоновского подверглись перестройкам и пристройкам алтарей с восточной стороны. Но самое главное, около всех храмов подобного типа лежит культурный слой (или естественный наносной возникший от длительного запустения), толщиной намного более 2-х метров, искажающий пропорции древних зданий.

Трифоновская церковь, отреставрированная
архитектором Л.А. Давидом. 1970 год.

Конечно лепная символика и фрески, украшавшие стены храмов до воцарения Романовых, утрачены навсегда. Но вернуть пропорции, полноценное оформление порталов, оконных проёмов и первоначальных завершений храмов, новые молодые архитекторы и археологи, не зараженные политической конъюнктурой многовековой борьбы против русской древности, будут просто обязаны. Потому что, поколение, которое не сможет вернуть своей истории прежнее величие, вернуть историческую память и должный профессиональный уровень древнерусским мастерам и зодчим, просто будет обречено на постепенное вымирание их детей и внуков. Насколько мы сможем противостоять «потопной теории», заразившей сегодня почти всех новых исследователей и восстановить истинную древнюю историю, настолько и благополучным будет у нас будущее. Замечено, что все «потопные теоретики» основывают свои домыслы только на фотографиях, попавших в интернет. А ведь существуют в областных центрах федеральные и городские архивы, то есть профессиональные переписки Министерства Путей сообщения и публичных зданий, Правительствующего Сената и архитектурных ведомств и строительных, хозяйственных отделений Городских Управ, существовавших в каждом городе Российской Империи. Интересны переписки настоятелей храмов с Духовными Консисториями и Синодом о строительстве зданий на церковных владениях, перестройках и ремонтах храмов. Из этих документов точно следует, что жизнь в 19 веке в Москве была, и потопа точно не было. Не было его и в 18 веке, и в 17-ом.
Неужели потопные теоретики настолько глупы, чтобы не понять, что они жуют наживку, закинутую им через интернет иностранными фальсификаторами истории? Они заинтересованы в потопе, поскольку «потопом 19 века» можно успешно закрыть все преступления, совершенные при Романовых разнообразными деятелями науки и культуры, тщательно занимавшимися искажениями фасадов, интерьеров и фальсификациями датировок каждого из памятников в отдельности. Или «потопники» в очередной раз подвязались им в услужение, и умышленно помогают искажать историю?

[1] А. Колосовский. План Москвы с описанием земель, находящихся в черте городского выгона 12-17 веков. М. 1885.
[2] Алтарь (от лат. «alta ara» – высокий жертвенник) – главная часть христианского храма в его восточной части.
[3] Закома́ра (от др. русского комара - свод) в русской архитектуре полукруглое или килевидное завершение наружного участка стены (прясла), воспроизводящее своими очертаниями прилегающий к ней внутренний цилиндрический (коробовый, крестовый) свод.
[4] Дело Императорского Московского Археологического Общества о московской Трифоновской, что в Напрудной слободе, церкви. 1882-1912 гг. ЦИАМ. Ф. 454. Оп. 3. Д. 62.
[5] Портал – декоративно оформленный дверной проем здания.
Tags: Напрудная слобода, архивные документы, архитектура Древней Руси, деятели науки и культуры, искажение истории, искажение пропорций, неверные датировки, обезличенные памятники, потопная теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments