prvtaganka (prvtaganka) wrote,
prvtaganka
prvtaganka

Почему Сергий Радонежский с учениками строили в 14 веке каменные монастыри-крепости. Часть 2.

Автор: Мусорина Е.А.

Предыдущая публикация:

24 июля 2018, 0:42


Жалованная грамота царя Михаила Федоровича арх. Дионисию на земельное владение и постройки в Стромынском монастыре.

Возвращаясь к обзору царских грамот, адресованных Троицкому Сергиеву монастырю, хотелось бы отметить, что даже после воцарения в Московии Романовых, Троицкий монастырь продолжал некоторое время носить статус крупного землевладельца и хранителя обширной по географии государственной земельной документации Троицких вотчин. Эта документация только в 18 веке была отнята у монастыря и пополнила архив Вотчинной Коллегии{C}[1]{C}.

Жалованная грамота царя Михаила Федоровча архимандриту Дионисию на вотчины в Переславском уезде. 1615.

Жалованная грамота царя Михаила Федоровича арх. Дионисию об освобождении сел и деревень Троицкого монастыря на Махрище от постоев и налогов. 1615.

Жалованная грамота царя Михаила Федоровича арх. Дионисию на земельное владение и постройки в Стромынском монастыре.

Грамота царя Алексея Михайловича арх. Андреяну с братиею о вознесении молитв по поводу засухи и падежа скота. 1651{C}[2]{C}.

Судя по этому обращению Алексея Михайловича Романова, вероятно, молитвы Троицких старцев еще в середине 17 века имели свое духовное воздействие и связь с силами Природы. Это может свидетельствовать о том, что в Сергиевом монастыре всё еще соблюдались языческие обряды и произносились языческие молитвы, как известно, бывшие очень действенными и способными вызвать реальную помощь Создателя. Впоследствии эта способность духовных лиц призывать действенную помощь природных сил была утрачена. Постепенное проникновение в Церковь случайных людей, не имевших способности бескорыстного служения, а также внесение изменений в обрядовые службы в соответствии с указами, исходившими от представителей династии Романовых, Никоновская реформа, уничтожившая старинные богослужебные книги и своды духовных законов наших древних предков, привело к утрате самого смысла и главного предназначения церковного института.

Грамота царя Алексея Михайловича на Углич, Балахну, Юрьев Польский и др. горда и уезды, о сыске беглых крестьян Троице-Сергиева монастыря. 165815.

Раньше 17 века крестьяне предпочитали находиться в вотчинном ведении монастыря, а при царе Алексее Михайловиче Романове напротив, побежали от монастырского управления. Стало быть, к середине 17 века изменились условия крестьянских договоров с монастырями. Да и как видно, сам монастырь не сыскивал, грамоты по сыску крепостных рассылали сами Романовы.

Грамота Иоанна, Петра и Софьи архимандриту Викентию с братиею о походе В.В. Голицына к Крымским юртам. 168915.

В этой грамоте отражено еще действующее в конце 17 века Ордынское управление на территориях Тартарии, пока что не завоёванных Романовыми под западную колонизацию. Хотя в официальной истории этот поход предпринимался Голицыным якобы для завоевания Крымского ханства. Но о завоевании в 17 веке не могло быть и речи, поскольку Романовы вели в 17 веке Смоленские войны за территории Малороссии в интересах Англии с союзниками. Также продолжали кровопролитную войну против народа Московии, проводили церковную реформу, обыскивая, в интересах западных любителей антиквариата и старины, каждый дом, конфискуя языческие книги, иконы и древние предметы языческого и раннехристинаского культа. Подавляли бунты, казнили староверов и казаков, и еще только предстояло колонизовать Казань и Астрахань и территорию до Уральского хребта, которую Романовы называли «сибирью». Но в официальной истории Голицын хвастливо называется «завоевателем», на самом же деле это были некие переговоры с Крымской Ордой, или же дипломатический визит, предполагавший, может быть, еще и разведывательные мероприятия в отношении намеченного «крымского врага». Причем визитов было несколько, и они были совершены Голицыным с 1687 по 1689 годы. Как записано в позорной для России «официальной истории»: «Стало ясно, что Крымские походы 1687–1689 гг. ни к чему не приведут и Голицын решил во второй раз повернуть войско назад». Непонятно, как историки представляют сухопутное нападение на Крым, да еще и с походом по территориям, полным враждебно настроенных «татар», желающих поквитаться с Романовыми за разоренную в 17 веке часть Тартарии, именуемую Московией? Ясно, что бытовавшее в 17 веке и ранее слово «поход» не имело военной окраски, а издревле применялось для обозначения выездов каких-либо официальных лиц по государственным делам. Вот и всего-то. Что еще раз подтверждает, что в отношении Ивана Грозного историки 19–20 веков допустили преступное умышленное искажение летописного текста при трактовке «похода» Ивана Грозного на Казань, и растиражировали эту ложь в своих книгах. Мало того, что они опорочили имя исторической личности, этим искажением историки задали в веках опасное и негативное развитие отношений между Казанью и Москвой. Думается, что за такую свою «работу» они жестоко поплатятся, и тоже в веках.

Грамота Петра Алексеевича архимандриту Евфимию о предоставлении приходо-расходных книг монастыря в Приказ Большого Дворца. 169915.

Из названия этого дела видно, что только к началу 18 века Романовы покусились на архив Троице-Сергиева монастыря. С этого момента Романовы пытаются взять под контроль и монастырские доходы.

Жалованная грамота царя Михаила Федоровича арх. Дионисию на монастырские подворья в Китай-городе. 1617{C}[3]{C}.

При работе монастыря с огромным массивом земельной документации, вверенной монастырским крепостным старцам еще с доколонизаторских Ордынских времён, им необходимы были места в Москве, где они могли бы иметь представительства по предоставлению услуг своей основной монастырской деятельности. Такими представительствами были монастырские подворья в городах. Как уже упоминалось ранее, Троицкий Сергиев монастырь имел старинное подворье в Кремле. Это было первое подворье Троице-Сергиевой лавры в Москве, появившиеся еще при жизни преподобного Сергия Радонежского. В начале XIV века князь Димитрий Донской пожаловал монастырю землю в Кремле под церковь и кельи. Другое крупное Троицкое подворье было в Китай-городе. В Москве было достаточно много представительств Сергиевой Лавры, носивших характер хозяйственных владений, одно из таковых сохранилось доныне. Это Московское Троицкое Подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры в Напрудной слободе (ныне территория Мещанского района Москвы).

Но наиболее известным было Московское лаврское Стряпческое подворье в Китай-городе. Здесь крепостные старцы скрепляли земельные купчие, договора и духовные грамоты или завещания, дарственные на землю, вели и хранили архивы земельных дел.

{C}{C}{C}Согласно историческим сведениям, территория Стряпческого подворья поступила в собственность Лавры в 1535 году как дворовое место, пожертвованное московским купцом Иваном Михайловичем Антоновым. Выгодное расположение бывшего купеческого двора в центре Москвы, близ Красной площади, было использовано для поселения здесь лаврских стряпчих, ведших судебные и хозяйственные гражданские дела московских жителей, а также дела о недвижимости обители в Москве. Полное название подворья – Троицкое Стряпческое подворье в Москве на Ильинке. Другое, менее расхожее название подворья – «Новотроицкое». Именно под этим названием – Новотроицкое, Троицкого Сергиева монастыря, на Ильинской улице подворье отмечено (под № 68) на плане и в алфавитном указателе к плану Москвы 1852–1853 годов.


План владения Ильинского (Стряпческого) подворья. Атлас города Москвы. Составитель А. Хотиев. 1852–1853 гг.



Бывшее Ильинское Стряпческое подворье Троицкого Сергиевского монастыря.
В середине XIX века Подворье представляло собой комплекс из нескольких разноэтажных зданий. Существует официальное мнение, зафиксированное в справочниках по истории архитектуры Москвы, что пятиэтажное здание, занимающее всю территорию подворья, замышлялось и проектировалось как доходный дом Лавры, и было построено якобы в 1874–1876 годах по проекту приглашённого митрополитом Иннокентием из Малороссии архитектора Скоморошенко. Но если внимательно присмотреться к зданию, то окажется очевидным, что по периметру Троицкого подворья на Ильинке уже существовало 2-этажное здание с ротондой и проездными арками. И построено оно было, вероятно, еще до воцарения Романовых, поскольку окна первого этажа находятся довольно низко над землёй, а проездные арки имеют очевидную приземистость и непропорциональность. Входная дверь в ротонду не имеет крыльца и очевидно бороздит тротуар при открывании-закрывании. Со двора здания окна практически находятся на уровне земли. Поэтому правомерен вывод, что заезжий архитектор этот дом не строил, а был надстроен старинный дом Лаврского подворья дополнительными тремя этажами. Да и был ли архитектор с такой экзотической для 19 века фамилией, намекающей на ее языческое происхождение, или это просто такая шуточка фальсификаторов московской истории? Пожелаем им, чтоб подобных шуток в их жизни было в изобилии. Ну а дому Троицкого подворья на Ильинке пожелаем обрести свою истинную историю. Сейчас в этом здании располагается Торгово-Промышленная палата РФ, Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации – ведущий в России и странах Восточной Европы третейский суд по разрешению коммерческих споров международного характера, преемник Внешнеторговой арбитражной комиссии, образованной при Всесоюзной торговой палате в 1932 году.

В связи с вышеизложенным обзором царских грамот, адресованных Троице-Сергиеву монастырю, возникает вопрос. Как при таком значении монастыря, где хранились важные земельные документы вотчинных владений, раскинувшихся по территории всей Центральной Руси, мог Сергий Радонежский построить для этой цели деревянный монастырь? Да еще и к тому же ученики его построили разветвлённую сеть монастырей по всей Руси, и тоже, как пишут в своих книгах церковные историки, были построены ими из дерева. Строительство монастырей пришлось на 14–15 век, когда усилилась экспансия западного мира на Московию. Поэтому монастыри должны были носить еще и оборонительную функцию, и функцию укрытия для людей, скота, а также значительного объёма провианта, заготовленного на случай внезапного нашествия. Ведь во времена прп. Сергия Радонежского для большинства жителей Руси-Московии уже стало очевидным, что происходит некое ползучее завоевание русских земель. На Русь увеличился приток европейских торговцев, способы ведения торговли которых были основаны на махинациях и обмане, стали проникать многочисленные т.н. «путешественники», занимавшиеся разведывательной деятельностью и шпионажем. А многие ханы и князья вступали с ними в сотрудничество и связывались торговыми и военными обязательствами.

Поэтому монастыри, построенные учениками Сергия Радонежского, подобно Троицкому монастырю, могли иметь только каменные палаты с толстыми стенами для хранения архивной документации, прежде всего о хозяйственной деятельности монастырских вотчин. И в этих вотчинных монастырях хранились не только хозяйственные документы, но и архитектурные чертежи каменных палат, хозяйственных построек, кирпичных церквей окрестных сёл и земельные планы. Как такие монастыри могли быть построены деревянными? Как могли деревянные постройки защитить хранившуюся в них техническую документацию и земельные договоры? Ничего не имею против деревянного материала, но все же, при стратегическом значении предполагаемого строения архитекторы всех времен и народов, между деревом и камнем выбирали каменные материалы и кирпич. Недаром же официально датированные древние укрепленные районы и крепости по всему миру построены в камне – в Передней Азии, в Китае, на Кавказе, в Крыму, а также на территории Европы.

Не по причине ли особой функции монастырей в языческой Руси, троцкистам в период голода и разрухи, после революции и гражданской войны, во времена иностранных экспансий на окраинные территории бывшей Российской Империи понадобилось первым делом уничтожать в городах именно древние монастыри-крепости? Потому что монастыри в языческий и раннехристианский период носили административные, социальные и праворегулирующие функции. Уничтожать монастыри стали с 1918 года. Еще не установилась большевистская власть, а сформированные карательные отряды комиссаров, научных сотрудников и искусствоведов, идеологически подчиненные западному управлению принялись закрывать и разрушать монастырские здания языческого времени и монастырские крепостные стены. Жена наркома Лейбы Бронштейна, И. Д. Троцкая{C}[4]{C}, была назначена руководить Главнаукой и организовывать в монастырях Москвы «музеи старины». Комиссии Главнауки получили полномочия конфисковывать заинтересовавшие комиссию монастырские предметы старины и древние книги. На самом же деле Комиссия охотилась за церковными ценностями и хозяйственной документацией, занимаясь изъятием монастырских вотчинных административных архивов языческих времён, до которых еще не в полной мере добрались в 19 веке карамзинские историки. После изъятия монастырских документов и ценностей монастыри закрывали, на их территориях организовывали тюремные учреждения, лагеря для политзаключенных или лагеря для беспризорных детей, коих в революционные годы бродило по городам огромное множество. Иные же монастыри подлежали немедленному физическому уничтожению.



Симонов монастырь, построен в 14 веке. Некоторые строения монастыря могли быть возведены и ранее 14 века. До воцарения Романовых монастырь был окружен звездчатым укреплением.



Кровли всех храмов Симонова монастыря при Романовых были изуродованы. Фигурные сложные кровли с закомарами были сняты, закомары заложены кирпичом, и сделаны четырехскатные крыши из профнастила.

Но, эта задача оказалась трудно выполнимой. В основном подлежали уничтожению древние языческие и раннехристианские монастыри, построенные во времена Сергия Радонежского и ранее. Монастыри разрушали с 1918 года и до 1930-х годов, но большинство из них разрушить не удалось. Например, Симонов монастырь, построенный во времена Сергия Радонежского его племянником и учеником, не смогли даже взорвать. Как сообщал журнал «Огонек»: «…Взрыв прогремел в ночь на 21 января, точно в шестую годовщину смерти В. И. Ленина. На воздух взлетели пять из шести церквей, в том числе Успенский собор, колокольня, надвратные церкви, а также башни Сторожевая и Тайницкая с прилегавшими к ним постройками». На рабочих субботниках были разобраны стены монастыря, кроме южной, а также стерты с лица земли все могилы на территории обители. На месте развалин, как писал журнал «Огонек», «в 1932–1937 годах поднялся Дворец культуры ЗИЛа…»

Взорвав с нескольких попыток указанные строения и часть крепостной стены языческого монастыря, они бросили эту затею. Оказалось слишком дорого разрушить то, что было построено 500–600 лет назад. Но на страницах «Огонька» отрапортовали, что «комиссия ВЦИК признала, что половина древних сооружений бывшего монастыря может быть сохранена как исторический памятник…». По проекту предполагалось, что вся территория Симонова монастыря будет превращена в парк, а культурный комплекс должен был состоять из трех отдельных сооружений — кино-клуба, театра на 4000 мест и спорткорпуса. Однако построен был только клуб автомобильного завода им. И.А. Лихачева.


{C}

{C}[1]{C} Вотчинная коллегия — одна из коллегий — высших центральных учреждений, возникших при реформах Петра 1 и заменивших собой московские приказы. Вотчинная коллегия сменила собой старый Поместный приказ, возникший во второй половине XVI века и ведавший раздачей, переходом и регистрацией поместий и вотчин, а также всякого рода земельными процессами.

{C}[2]{C} НИОР. Ф. 303/1. Троице Сергиева Лавра. Том 1. Грамоты. Отдел 3. Акты разного рода. Ед. Хр., 843, 844, 846, 847.

{C}[3]{C} НИОР. Ф. 303/1. Троице Сергиева Лавра. Том 1. Грамоты. Отдел 3. Акты разного рода. Ед. Хр., 853, 856, 862, 863.

{C}[4]{C} Как писали в то время ангажированные западом работники культуры в период обрушившихся на них реперссий:

Шмит Ф. И. Музейное дело. Вопросы экспозиции. – Л., 1929. – C. 240.

См.: Репрессированная наука / под ред. М. Г. Ярошевского. – Л.: Наука, 1991. – C. 559; Шмидт С. О. Сергей Федорович Платонов и «дело Платонова» // Советская историография. – М., 1996. – C. 215-239.

«В свете борьбы в 1926–1927 годах за руководство правящим аппаратом страны становится понятной проверка в 1927 году специальной комиссией работы музейного отдела Наркомата просвещения и 14 музеев четырех городов страны. Главным недостатком в работе было названо отсутствие связи с политико-просветительными органами, с советскими и партийными органами на местах. Нетрудно было заметить, что эти упреки были направлены против руководителя отдела И. Д. Троцкой, которая позже подверглась репрессиям.

Началась чистка кадров музеев и управления музейным делом. Были осуждены на заключение в Соловках и Беломорско-Балтийскомканале опытные музееведы и экскурсоводы Г. С. Габаев, Н. П. Анцыферов, М. Д. Беляев, М. И. Смирнов и другие. Репрессии прерывали традиции и преемственность. Это снижало культурный уровень населения. Удар, нанесенный по интеллигенции, привел к невосполнимым потерям, которые ощущаются до сих пор».

Источник: Грицкевич В. П. История музейного дела в новейший период (1918–2000).pdf

Продолжение следует.

{C}
Tags: Ордынское государство, защититься от криминального запада, капитализм, троицкие вотчины, угроза цивилизации
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments