prvtaganka (prvtaganka) wrote,
prvtaganka
prvtaganka

Почему Сергий Радонежский с учениками строили в 14 веке каменные монастыри-крепости. Часть 1.

Почему Сергий Радонежский с учениками строили в 14 веке каменные монастыри-крепости, а не деревянные. Часть 1.
Автор: Мусорина Е.А.

Очевидно, что местность за Лаврою на горе близ Вильковских прудов, где был организован в 18 веке митрополитом Платоном Вифанский монастырь, была почитаемой язычниками с древних времен. По крайней мере, отношение к Троице Сергиевой Лавре она имела самое непосредственное. А потому, как самое близкое к Лавре крупное строение (наряду с Хотьковским монастырём), имела с ней связь с самого основания преподобным Сергием Радонежским Троицкого монастыря-крепости. А значит входила в число древних Троицких вотчин Сергиева монастыря.

С 14 века Троице-Сергиев монастырь, пожалуй, был самым влиятельным во всей Московии. По крайней мере, это можно утверждать, перечитывая описи фонда Лавры архива НИОР, где сосредоточены в основном хозяйственные документы Троице-Сергиева монастыря, датированные 15, 16 и 17 веком, из которых видно насколько широка была география монастырских владений, разбросанных по всей центральной и северо-восточной Руси и Российской Империи. В самой непосредственной близи Троице-Сергиева монастыря располагались его ближние, и тоже обширные владения, называемые Троицкими вотчинами. В издании братьев Холмогоровых, посвященном описанию Верейской, Дмитровской и Троицких вотчин десятин приведен перечень древних ближних владений монастыря.
Вне Сергиева Посада десятина Троицких вотчин, с древних времен и до начала 20 века, содержала в себе многие храмы и монастыри с земельными наделами. Хотя в древности Троицкие вотчины могли быть гораздо обширнее, но благодаря авторам Холмогоровым мы имеем представление хотя бы о тех вотчинах монастыря, которые были переписаны и хранились в Архиве вотчинных дел с 16–17 веков. Вне Сергиева посада это были:
Церковь Покрова в Хотьковском девичьем монастыре
Церковь Илии пророка в селе Боркове
Церковь Благовещения в селе Благовещенском
Церковь Преображения Спасова, на Городке
Церковь Успения в селе Подсосенке
Церковь Рождества Рождественской пустыне, на речке Воре
Церковь Троицы с приделом Сергия Радонежскаго чудотворца в селе Ольявидове
Церковь Рождества в селе Говейнове
Церковь Рождества в селе Подчеркове
Церковь Георгия в селе Ивановском
Церковь Рождества в селе Поречье
Церковь Воздвижения Креста в селе Старобислове
Церковь Троицы в селе Березниках, на погосте на речке Талице
Церковь Дмитрия в с. Рахманцове
Церковь Николая в с. Озерецком
Церковь Николая в с. Рогачеве
Церковь Троицы в с. Ведерницах
Церковь Илии в с. Синькове
Церковь Михаила в приселке села Лесникова Кончинине

В самом же Сергиевом посаде Троицкие вотчины были следующие:
Церковь Введения в дальнем Пятницком монастыре
Церковь Рождества Христова в Служней слободе
Церковь Вознесения в Служней слободе
Церковь Казанской Богоматери в Пушкарской слободе
Церковь Воскресения в Казачьей слободе
Церковь Успения в с. Клементьеве

Очевидно, что эти храмы, построенные в период 14–16 веков или ранее, не являлись христианскими в том понимании, каковое имеется сегодня у наших современников, полученном в результате распространившегося искаженного исторического представления о Древнерусском государстве в составе Великой Тартарии, о его архитектуре, промышленности, религии. Эти храмы, построенные до воцарения Романовых и до проведения ими христианско-католического курса на Руси, предназначались для служения в них язычников и, почитавших Иисусово неискаженное еще тогда учение, староверов. Но в целом, храмы носили языческие архитектурные черты и солярную символику и могли принимать под свои своды верующих всех имеющихся конфессий, существовавших в Ордынский период Великой Тартарии (в состав которой входила, как известно, и Московия), поскольку верования народов, населявших всю территорию Тартарии, не противоречили друг другу. Поэтому названия вышеперечисленных храмов были посвящены не христианским святым, а в основном, древним языческим календарным дням, которые жители Великой Тартарии отмечали вне зависимости от их принадлежности к тому или иному этносу и вероисповеданию. Поэтому в храмовых названиях зашифровано, скорее всего, не увековечение имен «христианских мучеников», как трактуется современной Церковью, а отражение древними языческими строителями важных календарных дней, с которыми связаны главные периоды окружающей Природы. В эти дни древние славяне и тюрки Великой Тартарии праздновали приближение весны, летние сборы урожаев плодовых и злаковых культур, медов, наступление осеннего изобилия, а затем «умирание» года и весеннее новолетие. Согласуясь с древним календарём предков, они производили сбор шерсти, забой скота, заготовку мяса, молока и рыбы, сбор кормовых культур для домашних животных, заготовку лечебных трав. Все важные дни, связанные с изменением природных условий, были отражены в древних календарных системах тюрков и славян Руси-Орды-Тартарии. Этим дням и были посвящены названия древних языческих храмов и носили имена священных календарных праздников, которые и отмечались в языческих храмах с торжественностью и благоговением перед силами Природы, являющимися частью и живым представительством Создателя на Земле.
Троицкий Сергиев монастырь был крупным землевладельцем государственного масштаба. Даже из не очень древних документов Троице-Сергиева монастыря, сохраненных архивами с 15–16 веков (более ранние уничтожены), мы видим, насколько богат и влиятелен был этот монастырь. Он распоряжался своими, государевыми и завещанными монастырю разными лицами земельными угодьями, располагавшимися по всей Центральной Руси, а также имел право скреплять купчие и духовные договоры других коллективных или частных владельцев городских и сельских вотчин, и земельных угодий. Среди массива земельных хозяйственных документов Сергиева монастыря особое место занимают жалованные, послушные, уставные, подтвердительные грамоты царей. К сожалению, среди них не сохранились документы времён прп. Сергия Радонежского, они были уничтожены колонизаторами в первую очередь. В фонде 303 НИОР собраны грамоты не ранее 15–16 веков, приведем заголовки некоторых из них:
Послушная царя Ивана Васильевича, Коломенского уезда Канеской волости села Остафьева крестьянам, пожалованным в вотчину Троице-Сергиева монастыря. 1551.
Жалованная царя Федора Ивановича Троице-Сергиеву монастырю Юрьева Польского уезда на село Скоморохово. 1596.
Подтвердительная царя Василия Ивановича Шуйского Троице-Сергиеву монастырю на грамоту 1594 года о вотчинах, вкладчиках и слугах монастырских.
Уставная царя Алексея Михайловича Троице-Сергиеву монастырю по докладу властей монастырских, о числе слуг, содержании их и о прочем. 1651. список. Подписано Думный дьяк Михайло Волощенов .
Правая царя Алексея Михайловича Троице-Сергиеву монастырю во владение деревнею Ильинкою в Суздальском уезда, 1675 года .
В первой грамоте интересно заметить, что пожалованная Троице-Сергиеву монастырю царская вотчина государевых крестьян, ничего общего не имеет с крепостничеством. Царь своеручно письменно оповещает Лавру и крестьян о том, что царская вотчина – село Остафьево – отныне будет находиться в ведении Троицкого Сергиева монастыря, что село поменяло вотчинный административный статус с царского на монастырский. Вообще, представляется, что земельные отношения на Руси в доромановскую эпоху были гораздо сложнее и разнообразнее, нежели в период западного закрепощения Руси и унижения русского народа, продолжающегося и поныне. В период колонизации Руси-Тартарии древние логичные и прозрачные отношения деградировали до примитивного грубого подчинения и закрепощения крестьян и ремесленников. С нашествием в 17 веке на Русь иностранных колонизаторов, ими были привнесены совершенно иные порядки взаимоотношений между аристократией и всеми остальными сословиями, равноправный уклад сменился неограниченными правами господствующей дворянской и церковной прослойки, лишившей всех остальных всех их прежних прав, и прежде всего, права владения и свободного пользования землёй. Читаем царские грамоты далее:
Жалованная грамота царя Ивана Васильевича Троице-Сергиеву монастырю на места по реке Сухона. 1582.
Грамота царевича Ивана Ивановича и царицы Леониды на Устюжину Жел. О невзимании с монастырских людей торговых пошлин. 1583.
Жалованная грамота царя Федора Ивановича Троице-Сергиеву монастырю на вотчину Ивана Нагова (грамота подьячему Федору Гаврилову). 1596.
Грамота царя Федора Ивановича в Юрьев Польский о передаче Троице-Сергиеву монастырю вотчины Ивана Григорьевича Нагово. 1597.
Жалованная грамота царя Михаила Федоровича архимандриту Дионисию на сбор пошлин с продажи лошадей на Конской площади в Москве. 1614.
Грамота царя Василия Ивановича (Шуйского) игумену Стромынского монастыря на сбор пошлин на торжке. 1606 .

Упоминаемый здесь Успенский Стромынский монастырь был одной из вотчин Сергиева монастыря и основан в 1379 году преподобным Сергием Радонежским по обету (обещанию) великого князя Дмитрия Ивановича. Монастырь расположен в 50-ти верстах от Москвы, на возвышенном берегу реки Дубенки, недалеко от нынешнего села Стромынь Ногинского района (бывшего Богородского уезда). По официальным печатным источникам, ссылающимся на Никоновскую летопись, говорится, что первый храм монастыря (Успенский), заложенный Дмитрием Донским был якобы деревянным. Но если присмотреться к часовне, якобы построенной на месте «деревянной» церкви, то мы увидим, что это сооружение на часовню не похоже. Считается, что часовня в селе Стромынь установлена над могилой игумена Саввы Стромынского, который жил при Сергии Радонежском и был поставлен управлять монастырём по его благословению. А не накладно ли, устанавливать над могилой часовню, величиной с храм, и почему князь построил деревянную церковь, если практически сразу же ее заменили каменной часовней? Очевидно, что этот древнего вида храм, выполненный в традиционном языческом стиле – четверик (без алтарной пристройки) с длинными узкими продольными окнами, был изначально построен князем Дмитрием в камне. При Романовых длинные продольные окна храма сначала разделили на маленькие, а потом и вовсе заложили. Кровля оформлена древним методом, в виде закомар. Эти признаки относят храм ко временам Сергия Радонежского и Андрея Рублёва и ранее, когда строительство в подобном стиле массово практиковалось по всей центральной и северо-восточной Руси. Завершение храма явно переделано, уничтожен шпиль. Основание храма уходит глубоко в землю, поскольку наблюдается диспропорция. В 19 веке цоколь храма оформили белокаменными блоками, из того же материала пристроили лестницу, ведущую в портал (дверь), явно сделанный из оконного проёма. Вероятно, рядом с храмом некогда находилась отдельно стоявшая колокольня. Метод переделок и подход к изменению облика храма напоминает документально подтверждённые действия, производившиеся с 18 века и до конца 19-го с подобным храмом Трифона в Напрудной слободе в Москве. Вероятно, и Стромынский храм Успения подвергся переделкам примерно в этот же период.
По официальной версии считается, что название монастыря «Успенский» связано якобы с победой русских войск над т. н. «татарами» в 1378 году на реке Воже в день празднования Успения богоматери. Якобы князь Дмитрий Иванович понимал, что «после победы на Воже Орда будет мстить, и грядущая битва неизбежна». Как могли летописцы отразить в летописании то, что думал или предполагал князь в отношении события, которое могло и не состояться? Здесь явно видны «притянутые за уши» досужие домыслы романовских историков. Не раскрывая причин якобы войны с «татарами», официальная версия как бы отвлекает внимание читателей от настоящего врага Руси-Тартарии. Также непонятно основанное в официальной версии нашей истории указание на не вполне корректный термин «татары». Этот термин не дает нам представления об образе назначенного официальной версией «врага». Ведь термином «татары» в историографии Российской Империи, а затем и советской литературе, обозначали разные народы, проживавшие, как в Казанской и Астраханской губернии, так и в Сибири, Крыму, на Кавказе. Какие из этих «татар» могли угрожать князю Дмитрию Ивановичу? Очевидно, что басней о каких-то мифических «татарах» прикрыли настоящего врага и настоящую опасность, и опасность эта исходила отнюдь не от Востока.
Может, предвидя грядущие военные столкновения с неким опасным врагом, князь, по совету прп. Сергия, строил вовсе не деревянный монастырь, а надежную крепость? Мы до сих пор достоверно не знаем, были ли на территории Центральной Руси (Московии) войны с так называемыми «монголо-татарами» или нет? Мы точно не знаем даже, какова была истинная причина столь распиаренной историками Куликовской битвы. Тем не менее, официальные историки 200 лет подряд массированно в своих публикациях и многочисленных заказных томах, подвергают оговорам взаимоотношения между «татарами» и «славянами» Великой Тартарии в период падения Ордынского правления, делая основной упор на вражду и противоречия якобы существовавшие между этносами внутри Древнерусского государства. При этом замалчивая о действительно существовавшей внешней угрозе, исходящей от Европы, подтвержденной многими восточными и западными летописными источниками. Не приводя веских политических доводов в пользу «татарского нашествия», веками разводят демагогию вокруг этой важной темы. Вероятно, выполняя заказ на разжигание ссоры между русскими (с признаками славянского, кавказского и тюркского типов) внутри современной России, они просто выбрали удобные для этой цели темы «Куликовской битвы Дмитрия Донского» и «Казанских походов Ивана Грозного». Очевидно, что примерно во времена Сергия Радонежского, и ранее, на Руси активно протекал процесс раздробления единого пространства Великой Тартарии на удельные княжества и ханства. Этот инициированный извне процесс затем и привел к смене власти в главной Орде Тартарии. И этот процесс, начавшийся во времена Александра Невского, был инициирован вовсе не «татарами», а европейскими герцогами и королями, а также прозападно настроенными малороссийскими, литовскими и новгородскими так называемыми «молодшими» князьями, сидевшими в городах на окраинах Руси-Тартарии. Этот процесс достаточно ясно изложен, с приведением ссылок на восточные и западные источники, историком Л.Н. Гумилевым в книге «От Руси к России».
Приведем некоторые цитаты из указанной книги.
«Великий западный поход Батыя правильнее было бы называть великим кавалерийским рейдом, а поход на Русь у нас есть все основания называть набегом. Ни о каком монгольском завоевании Руси не было и речи. Гарнизонов монголы не оставили, своей постоянной власти и не думали устанавливать. С окончанием похода Батый ушел на Волгу, где основал свою ставку – город Сарай».
«Итак, союзный договор с Ордой стал реальностью. Русские первыми оказали военную помощь татарам, приняв участие в походе на аланов. Союз с татарами оказался благом для Руси, с точки зрения установления порядка внутри страны» .

«К сожалению, среди современников политический курс Александра Ярославича популярностью не пользовался. Никто не думал благодарить князя за его героические усилия по спасению Русской земли. Большинство новгородцев твердо придерживались прозападной ориентации. Как следствие этого после Невской битвы Александру "указали путь" из Новгорода. Но когда немцы захватили Псков, новгородцы тут же пригласили князя обратно. Он выгнал немцев из Пскова, одержал победу на Чудском озере – его удалили снова! Попытки наиболее здравомыслящих новгородцев возражать против самоубийственного поведения субпассионариев успеха не имели. В самом Новгороде сторонников князя-воина грабили и отстраняли от дел. Между двумя партиями – "молодших" и "лутчих" людей – дело дошло чуть ли не до войны. "Лутчие" (сторонники князя) все же победили, хотя и с огромным трудом, и настояли на окончательном вокняжении Александра в Новгороде».

«Как видим, жизнь князя легкой не назовешь. Каждый раз он приходил "по зову новгородскому", оказывал Новгородской земле огромные услуги: сражался на Неве, на Чудском озере, усмирял воевавшее против Новгорода племя водь – и за это... отстранялся от руководства сторонниками Запада при помощи "демократической" процедуры – вечевого голосования.
Даже среди близких родственников не находил князь Александр понимания. Его родной брат Андрей сам был западником и объявил, что он заключает союз со шведами, ливонцами и поляками с целью избавиться от монголов. Монголам стало известно об этом союзе, вероятно, благодаря самому Александру Невскому. Батый, выполняя союзнические обязательства, послал на Русь полководца Неврюя (1252), который разбил войска князя Андрея, и тот был вынужден эмигрировать в Швецию. При этом "Неврюева рать" нанесла Руси ущерб больший, нежели поход Батыя.
Активно выступал против татар и князь Даниил Галицкий. Сразу после ухода Батыя на Волгу он напал на союзных монголам болоховских князей, перебил всю аристократию, а население княжества разогнал. Политический курс Даниила состоял в том, чтобы выделить Галицко-Волынское княжество в самостоятельное феодальное государство, ориентированное на Запад.
Но вспомним, что в средние века и Запад не отличался единством. Гибеллины, сторонники германских императоров, боролись с гвельфами, поддерживавшими папский престол. В середине XIII в., в частности, это были сторонники императора Фридриха II и сторонники папы Иннокентия IV. Интересно, что Фридриха II воспитали паписты, а он, став германским императором (1212-1250), сделался злейшим врагом папского престола. Точно так же сам Фридрих II воспитал будущего первосвященника, возвел его на папский престол и получил в его лице смертельного врага.
Вот лишнее доказательство того, что любой человек не столько может приказывать, сколько должен поневоле выполнять полувысказываемые желания своего окружения. Если кардиналы и епископы, окружавшие папу, были довольны его распоряжениями, то папа сидел на троне как самостоятельный государь. Когда же он поступал вопреки их желаниям, у него обычно начинались какие-то болезни, а затем наступала "внезапная" смерть. Несколько увереннее чувствовал себя император, у которого были верные войска. Но ведь вассалы императора в большинстве своем ненавидели иерархов католической церкви. Мог ли император с этим не считаться? Конечно, нет! Вот и завел Фридрих II переписку с Батыем и Гуюком в то самое время, когда папа требовал войны с монголами.
Отец князя Даниила – Роман – был гибеллином и пытался оказывать помощь своим немецким союзникам. Даниил, казалось бы, должен был следовать политике отца, но папа пообещал ему королевский титул и полную самостоятельность. Ни монголы, ни Фридрих II ничего не обещали галицкому князю, и его симпатии явно склонились на сторону римского первосвященника. Даниил стал сторонником папы и получил из его рук обещанную золотую корону.
Надо сказать, что прозападная партия на Руси, ненавидевшая монголов за их набеги и связанная с Западной Европой торговыми, карьерными, культурными связями, была достаточно многочисленна, чтобы отстаивать свою политическую линию. Программа западников заключалась в следующем: опираясь на помощь рыцарей, объединить силы всех русских князей и изгнать монголов. К сожалению, будучи крайне привлекательной теоретически, эта программа никак не могла быть выполнена практически. Во-первых, рыцари Ордена, купцы Ганзы, папа и император вовсе не собирались тратить свои силы на объединение чужого им государства. Они ставили перед собой другую задачу – использовать русских ратников в борьбе с монголами, обескровить Русь и покорить ее, подобно Прибалтике.
Во-вторых, к середине XIII в. идея объединения Руси уже стала полностью иллюзорной. Это хорошо понимал Александр Невский и совершенно не понимал Даниил. Русь окончательно распалась на Юго-Западную, Северо-Восточную и Новгородскую земли. В первых двух правили две линии Мономашичей: старшая – на северо-востоке, младшая – на юге. Между этими двумя ветвями шли жестокие войны. Вмешательство черниговских Ольговичей в общерусскую борьбу обычно было безрезультатно и неудачно для них самих и для Руси в целом. Полоцкие князья превратили свои владения в самостоятельное княжество. Отрицание власти Владимирского княжества было характерно и для Рязани – рязанцы много воевали против Владимира, Суздаля, Киева. И винить в этом одних князей нельзя, так как не столько они господствовали над своими городами и окрестными землями, сколько городское население, многочисленное и активное, указывало своим князьям ту или иную линию поведения. Например, когда в очередную новгородско-владимирскую войну суздальцы (так называли войска владимирского князя) подошли к Торжку, город был готов сдаться и просил князя Всеволода "взять мир", "снизойти в милость". Горожане обещали подчиниться, принять все условия, уплатить дань. Великий князь Всеволод Большое Гнездо хотел уже принять предложение Торжка, но его воины категорически отказались, сказав: "Мы не целовать их пришли". Торжок был взят и разграблен вопреки воле князя".
Подводя итог, сказанного Л. Гумилевым, необходимо уточнить, что набеги орд так называемых «татаро-монголов», имели идеологическую подоплёку и ставили целью удержать древний общегосударственный языческий уклад, издревле вверенный ордынской защите предками народов, населявших Великую Тартарию. Битва Великой Орды с «молодшими» князьями Руси, а также королями и герцогами Европы шла отнюдь не за обладание властью и богатствами татар и руссов Центральной России. А за благополучие и развитие будущих поколений народов всего Континента Асии, который являлся общей Родиной и единым жизненным пространством для всех, издревле населявших эту территорию народов. К сожалению, с накоплением в западной части Континента разного преступного сброда, произошло постепенное распространение там преступного мировоззрения, приведшее к созданию идеологии и методов управления, обратным древним заветам предков. Тогда победили преступники, но борьба за Вечные Ценности современными представителями Великой Орды продолжается и поныне.
К сожалению, борьба эта происходит не в равных условиях. Еще во времена Ивана Грозного она имела характер неравный с учетом финансового преимущества запада. Ведь ко временам правления Ивана Грозного западные олигархи уже закончили основное ограбление древних Американской и Переднеазиатской цивилизаций, получив золотые запасы этих древних государств. Насыщение Европы украденным золотом привело к тому, что цена на золото в Европе сильно упала, в то время как на Руси оно было в высокой цене. Хлынувший в Московию европейский сброд в виде разного рода торговцев – купцов и ростовщиков – скупил практически все товары, организовав дефицит, прежде всего, продуктов питания, приведя простое население «в великую скудость», как сообщают летописцы тех времён. Также дошли до наших дней прошения крупных и средних купцов, а также гостей, занимавшихся международной торговлей, в которых они обращались к царю с просьбами оградить русскую торговлю от пришлых иностранцев, причиняющих им большие убытки. В 20–40-х годах 17 века русские купцы в своих челобитных также неоднократно заявляли недовольство усилившимся притоком в Москву иноземных, главным образом западноевропейских коммерсантов. От них, по словам челобитчиков, чинилась русской торговле «великая теснота», из-за их «лукавого умыслу» русские купцы претерпевали убытки многие. Просители с московскими купцами во главе пытались убеждать правительство защитить их и «не пущать» английских, гамбургских, брабантских, голландских и датских немцев. В 17 веке в московской купеческой среде было заметно особое раздражение английскими купцами, получившими торговые привилегии ещё в 16 веке, до Смуты 1612 года, а уж после воцарения Романовых эти привилегии английским дельцам были увеличены. Для ограждения интересов русских купцов, по мнению челобитчиков, предлагалось не допускать иноземцев внутрь страны и в Москву. Известны даже попытки нападений москвичей на Иноземскую, Польскую (Мещанскую) и Немецкую слободы в Москве в период 17–18 веков .
Сегодня, не вполне осознавшие опасность этого многовекового процесса, продолжают путаться в исторических событиях и современных реалиях, приводя доводы о том, что разрушительные помыслы и действия, с одинаковой интенсивностью исходили и исходят в отношении Руси и России не только с запада, но и якобы с востока. Они пытаются поверхностно уравнять на весах истории деяния, методы и средства представителей запада и востока, не глядя на намерения, исходящие в веках от тех и других. Если сопоставить результаты конфликтов, имевших место быть на протяжении всей истории Руси, Российской Империи, СССР и настоящего постсоветского времени, то мы увидим, что наибольший вред демографии, социальному укладу, сфере образования, промышленным и торговым отраслям нанес Руси и России именно Запад. А если взять культурно-нравственную сферу, то этот ущерб вообще нельзя измерить никакими материальными единицами. Искажение истории, политические фальсификаты, информационная ложь, извращение религиозных смыслов и древних правовых норм приводят сегодня к очевидному упадку всей планетарной цивилизации. Погоня за сверхприбылями путем навязывания западной финансовой системы, ограбление экономик соседних государств, повсеместное нарушения и растление нравственных основ инициируемые западными СМИ, разжигание кровопролитных конфликтов, планетарное сокращение населения путем распространения генетически модифицированных продуктов питания и некачественных медицинских услуг, загрязнение экологии отходами производств, выпускающих некачественные одноразовые предметы быта. Эти и другие преступления Запада против человечности не имели в веках никаких действенных препятствий, и еще в полной мере не получили должной оценки экспертов. Ни одно тюркское, арабское или негритянское государство не имеет в своей истории столь жестоких, масштабных, разрушительных многовековых геноцидов и войн, вредительства человеку и природе, которые проводили Европа и США против всего остального мира.
Продолжение следует
Tags: Ордынское государство, защититься от криминального запада, капитализм, троицкие вотчины, угроза цивилизации
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments