prvtaganka (prvtaganka) wrote,
prvtaganka
prvtaganka

Промышленные и инженерные объекты Руси доромановской эпохи. Часть 3

Автор: Мусорина Е.А.
ПРОДОЛЖЕНИЕ публикаций от 23 марта и 6 апреля 2018:
Такое огромное множество сохранившихся (а сколько не сохранилось до наших дней) во всех российских городах и крупных сёлах промышленных и инженерных объектов – заводских и фабричных комплексов, зданий электростанций, гидробашен, насосных станций, трамвайных линий и депо, речных пристаней, железнодорожных вокзалов, железных дорог, мостов, тоннелей, верфей кораблестроения – наталкивает на мысль: а могло ли столь огромное количество сложнейших в техническом отношении и дорогостоящих объектов быть построено в столь короткий период – с середины 19 века по 1910-е годы? И это мы еще не берем в расчет построенных якобы в указанный период огромного количества многоэтажных «доходных» жилых домов, церковных зданий, приютов (для детей, для одиноких престарелых женщин, для инвалидов войн, для неизлечимо больных), больничных комплексов, лечебниц, пансионатов, а также крупных учебных заведений, ремесленных училищ, домов трудолюбия, школ, библиотек. Могло ли такое количество объектов быть построено «с нуля» в аграрной, отсталой стране с нищим населением, численностью около 10 млн, основное количество которого было сосредоточено в деревнях и селах, проживавшее в деревянных избах, не имевшее никакой основы для экономического взлёта? Ответ напрашивается – могло, если для такого населения уже существовала некая промышленная база и были внедрены (считавшиеся утраченными) технологии строительства и эксплуатации этих промышленных и инженерных сооружений, технологии производства машин и механизмов, способы извлечения энергетических ресурсов.
Официальная история нам повествует, что промышленный взлёт был основан якобы на иностранных инженерах и архитекторах, но не кажется ли странным, что уж слишком много иностранцев должно было работать во второй половине 19 века на промышленный взлет Российской Империи? Это нужно было, чтобы вся Европа, разом переехала в Россию, чтобы с энтузиазмом альтруиста за короткий срок поднять отсталую аграрную, да еще с огромной территорией, страну из «средневековья» сразу в число самых экономически развитых стран мира. Что-то не похоже это на расчетливых, прагматичных, да и не очень умных жителей Европы. Да и исторический опыт показывает, что европейцы никогда ничего не строили на территории также и других своих колоний. При ближайшем, даже весьма поверхностном рассмотрении некоторых объектов промышленной и гражданской архитектуры, становится понятно, что они достались Российской Империи от предыдущих поколений жителей Руси. Многие из этих объектов с большим старанием и придыханием были приписаны историками 19 века иностранным архитекторам и инженерам, и сегодня продолжают издаваться книги об этих, в основной массе своей вымышленных персоналиях, что просто доказывает огромные, далеко идущие колонизаторские планы и виды на Россию со стороны политических кругов Запада. Кругов, желающих навечно сделать Россию своим придатком (не только сырьевым, но и культурным, и интеллектуальным, поскольку своей человеческой культуры и интеллекта у него никогда не было, а была и есть только хищная животная культура потребления, основанная на голодном инстинкте). Доказывая свое право на пользование ресурсами Руси-Тартарии путем создания незрелых, нелогичных, античеловечных философских трудов, изливая свои мечты о превосходстве в сочинениях о мифической «Римской империи», теша свое тщеславие в пубертатных фентезийных мистических романах, создавая фальшивую историографию, унижающую достоинство народов Древней Руси, англосаксонские и европейские элиты не заметили, как потеряли чувство опасности и способность к самоконтролю. Но зато западная элита заметила, что оказывается за 17 и 18 век она проела весь доромановский потенциал своих российских колоний, приведя численность населения Российской империи в конце 18 века примерно к 10 млн. человек. Столь быстрое проедание колоссального ресурса Руси-Тартарии произошло не столько по причине огромного неутолимого аппетита западных элит, сколько от упадка их и без того скудных задатков, от недоразвития их незрелой незавершённой формы духовного организма. Ущербность эта кроется отнюдь не в коротком времени их пребывания в человеческой форме, а в исходной порче материала, лежащего в основе их становления и развития. С того момента так и повелось, когда нырнула «евроцивилизация» в бездонное кровавое море, когда посчитала человеческую жизнь ничем, когда уверовала в безнаказанность расправы над целыми народами, когда утвердила приемлемыми путями к благоденствию ложь и клевету.
Россия никогда не являлась угрозой и не была противником Европы, хотя европейские политики хотят сегодня доказать себе и всем окружающим, что существует некое идеологическое противостояние России и Европы, и поэтому Европе-де приходится отстаивать свои интересы. Россия никогда не ущемляла жизненных интересов Европы, она только лишь защищалась и отступала, теряя население и территории. Являясь богатейшей страной мира, Русь-Тартария представляла собой для Европы лакомый кусок. А поскольку является еще и самой близкой (территориально) из всех приобретенных Европой колоний, этот кусок Европа решила оставить себе «навечно», перековеркав историю Скифии-Руси-Тартарии, встроив масскультуру искажения смыслов в российские СМИ, и философию господства эгоизма, материализма, капитализма в воспитательный образовательный процесс, задавая нужный для себя вектор «развития» российского населения. Целью этого многовекового процесса является постепенное культурное перерождение и превращение России в «малую европу». И в этом главный европейский интерес. Европа побеждает не умом, а голодным нутром, заполненным концентрированным «желудочным соком», способным сожрать любую цивилизацию на планете, предварительно превратив ее в слабое подобие себя. И есть опасность, что превратит, если российская цивилизация будет принимать ее всерьез и пытаться наладить с ней партнерские отношения; если Россия не восстановит свою истинную народную историю – историю каменного строительства, промышленных предприятий, инженерных объектов, водопроводной системы, а не историю колонизаторской кучки, утопавших в роскоши паразитов прозападной ориентации. Потому что Европа – это не партнёр, она не хочет развиваться вместе с соседом, она хочет быть вместо него.
Колонизационная власть иностранцев – немцев, англичан, французов, поляков, евреев, украинцев, окопавшихся у власти в Российской Империи, выкачав из русского народа и «татар» все жизненные соки, подорвав торговлю и промышленную инфраструктуру, вдруг ощутила нехватку, некий дефицит тех благ, которые на протяжении 17 и 18 веков непрерывно изливались на нее золотым дождём. Поэтому взлёт Российской Империи в 19 веке был обусловлен лишь тем, что Европа на время решила приостановить политику геноцида и выкачивания ресурсов, и позволить российскому населению спокойно развиваться. Но ненадолго, лет на 60–70. Вероятно, с середины 19 века стал наблюдаться некий подъем народного самосознания, наподобие того, какой возник в сталинский период становления СССР, и сегодня в период правления Президента Путина. Народ, поверив в свое будущее и свои силы, вернулся из временных сибирских поселений опять к своим некогда покинутым предками родовым очагам, и привез древние технологии. А купцы-староверы (прозванные старообрядцами), контролировавшие торговые отношения изолировавшейся в 17–18 веках Сибири, вложили свои капиталы в восстановление заброшенных промышленных объектов и инженерной инфраструктуры.
Поэтому купцы Бахрушины не строили свои заводы кожевенного производства, а только восстанавливали. Они, как и другие известные купеческие династии России, в конце первой трети 19 века просто получили разрешение взять в концессию заброшенные заводские комплексы на Таганке и в районе Кожевников, где и наладили кожевенное производство, отремонтировав старые корпуса из красного кирпича. Царское правительство по согласованию с европейскими династиями, пришло к решению, что доведенная до экономического упадка Россия и её обнищавший и затравленный народ, уже не страшны колонизаторскому режиму, а поэтому требует некоторого оживления экономики. Вновь перезаселённые после геноцидной чистки российские города стали заполняться жителями, наметился, и стал заметным демографический рост. Относительно мирная жизнь, установленная в России со второй четверти 19 века, позволила народу постепенно преодолеть демографическую яму, образовавшуюся в результате религиозных гонений, подавления народных восстаний и уничтожения мужского населения в многочисленных войнах, проводимых колонизаторской монархией по заказу и в интересах Европы. Население городов и сёл росло, а рабочих мест не хватало. И купцы стали открывать фабрику за фабрикой, а при фабриках – общежития и учебные заведения.
Очевидно, что эти предприятия использовались Бахрушиными по своему изначальному прямому назначению, поскольку древний московский район Кожевники говорит о том, что здесь издревле существовало кожевенное производство, а значит, существовали фабричные корпуса с оборудованием. Такие комплексы, расположенные по всей Москве, в Подмосковье, как и по всей России, очень схожи по архитектуре. Для работы на восстановленных купцами предприятиях требовались достаточно квалифицированные кадры, поэтому купцы, как правило, открывавшие учебные заведения и ремесленные школы, заботились еще и о просвещении и образовании в целом т.н. «общественных низов» – рабочих и крестьян, и их детей. Эти учебные заведения помещались в типовых корпусах, вероятно тоже существовавших изначально при этих фабричных комплексах, или находились в некотором отдалении от них, и тоже имели одинаковую или схожую архитектуру.
Учебный корпус в Бахрушинском приюте для мальчиков близ Сокольников. Фото конца 19 или начала 20 века и фотография современного вида. Здания бывшего приюта расположены вблизи комплекса зданий Алексеевской водокачки (ныне завода Водоприбор) и выстроены в одном стиле. Судя по археологическому слою, учебный корпус был построен ранее 18 века (половина первого этажа, примерно 1,5 метра находилось под землей уже в конце 19 века), первоначально здание было 2-этажным, а Бахрушины его отремонтировали, надстроили еще один, т.е. третий этаж. В советское время здание было надстроено четвертым этажом.
Это еще одно здание Бахрушинского приюта, учительский или административный корпус. Здесь помещались квартиры воспитателей, учителей и низшего обслуживающего персонала Бахрушинского приюта (поваров, нянечек, садовников). Постройка тоже приписана Бахрушиным, но тоже очевидно, что здание строили не в конце 19 века, как записано в официальной истории, а намного ранее.


  Подобные учебные корпуса располагаются повсеместно во всех городах России, почти все они имеют схожую «социальную» архитектуру и высокий археологический слой. На фото конца 19 века здания гимназии в Белгороде, ремесленного училища в Тюмени и детского приюта в Хабаровске.
И сами заводские комплексы, которые взяли под свою ответственность русские купцы для восстановления и последующей эксплуатации, тоже весьма схожи по архитектуре. В каждом городе Российской Империи 19 века работало несколько десятков заводских и фабричных предприятий, и их количество с каждым годом росло, как росло и количество школ, училищ, гимназий. Примечательно, что подобные по архитектуре фабричные комплексы существовали повсеместно, на славянских и татарских территориях бывшей Тартарии. На Кавказе – в Грозном и Баку, множились нефтедобывающие заводы, выкачивающие нефть для братьев Нобель, но эти заводы отличались по архитектуре и носили вид наскоро возведенных неопрятных вышек и корпусов.
Табачная фабрика в Ельце, и заброшенное фабричное здание в С-Петербурге. Очевидно, что оба эти здания, судя по археологическому слою и старости кирпича, построены ранее 17-18 веков.
1.Один из корпусов ситценабивной фабрики, (впоследствии Товарищества Прохоровской Трехгорной мануфактуры) московского купца Василия Прохорова и его компаньона Федора Резанова. Как гласит официальная версия, «…благодаря капиталу и торгово-промышленным связям Прохорова и производственным познаниям Резанова к 1810-1812 годам на Нижней Пресне были выстроены ткацкая фабрика, набойщицкие мастерские, химическая лаборатория для составления красок, отделочная, уксусная, склад товаров и материалов». Судя по вросшему в землю состоянию корпусов, изображенных на фото конца 19 века, можно сделать вывод, что официальная справка об истории мануфактуры является неверной, корпуса мануфактуры построены до 18 века.

2.Особняк Прохоровых. Большой Трёхгорный переулок, 1884 года, арх. В.Залесский. Его историки называют «Готический дворец», жив до сих пор, стоит по тому же адресу. Сведения Москомнаследия: «…Беседка с куполом - "Чайная беседка", "Летний павильон" в Прохоровском садике при самом особняке построена в 1846 году. В ней угощали Прохоровы рабочих, проводились детские праздники для семей работников предприятия. В 1946 году её уже не было». Очевидно, что архитектор Залесский не строил «особняк», а приспосабливал под жилье древнюю Гидробашню с комплексом зданий, возможно пристроил к башне крыльцо и 2-этажный объем, а может объем этот уже был в комплексе с гидробашней. Из чего можно сделать вывод, что купцы 19 века не строили даже свои особняки, а зачем было строить, если пустующих заброшенных строений, оставшихся от Древнерусского государства доромановского периода, было в городах и сёлах предостаточно.





Усадьба купцов Рябушинских в Харитоновском переулке, и особняк Бахрушина по ул. Бахрушина, 29. Здесь тоже, изображения 19 века не требуют доказательств того, что эти дома построены вовсе не в 19 веке, когда эти купцы появились в Москве. А построены они, судя по археологическому слою, наполовину скрывающему 1 этажи, еще в доромановский период, то есть ранее 17 века.

Переходя к обзору зданий Алексеевской насосной станции, необходимо отметить, что технических сооружений, предназначенных именно для целей водозабора, в Российских городах было великое множество. Подбирая иллюстративный материал для этой главы, пришлось отбросить огромное количество фотографий древних насосных станций, которые просто невозможно включить в одно издание. Сопоставляя фотографии 19 века и сегодняшние изображения этих объектов, приходит одно и то же заключение, что станции эти, в основной массе, были не построены в 19 веке, а лишь отремонтированы и частью реконструированы.
Здания Алексеевской водокачки (завода Водоприбор). Современный вид. Окна 1 этажа находятся в земле.


Здания Алексеевской водокачки (ныне завода Водоприбор) после ремонта древних зданий, проведенных в 19 веке.


Во времена существования Алексеевского водоподъемного предприятия в селе Алексеевском в начале 19 века, на его территории в мастерских создавали водоприборы для оборудования системы водоснабжения в Московской губернии, которые поставлялись также в другие города России для оборудования городских водопроводов. Примечательно, что сегодняшний завод Водоприбор производит практически те же самые приборы и детали, какими была оборудована Алексеевская вопоподъемная станция. Это говорит о том, что если за 200 лет приборы и детали для водопровода практически не изменились, то значит и 400 лет назад подобные же детали и приборы вполне могли существовать, ведь никакие принципиально новые водопроводные технологии не появились, а значит не появятся в обозримом будущем.
А если так, значит и вот такие замечательные водоподъемные машины вполне могли снабжать водой русские города при Иване Грозном, и до него. Машина, как видим, вполне органично вписана в классический интерьер «античного» здания и гармонирует с ним, не представляя из себя случайного инородного тела.
И сооружения подобные Алексеевской водокачке и Рублевской водопроводной станции с комплексом зданий, изображенным на этой фотографии начала 20 века, тоже украшали города Древнерусского государства в период Рюриковичей, и до них, в период Тартарийских правителей. А значит мы имеем полное право выкинуть из своей истории немецких, итальянских, английских «геппенеров», «гиппиусов», «алевизов», не только не существовавших в русской истории, а являющихся полностью вымышленными персонажами, не существовавшими даже в природе. И забыть бесчинства и жестокие издевательства иностранцев над русской историей, как страшный сон.
Европейские географы, историки, политики не спрашивают нашего разрешения, когда переименовывают географические объекты – открытые русскими мореходами острова и земли, особенно в Антарктиде и Арктике. Поэтому абсолютно незачем обсуждать нужные для России изменения с какими-то «авторитетными лицами из Европы».
ПРОДОЛЖЕНИЕ ПЕРЕНОШУ В СЛ. ПУБЛИКАЦИЮ
Tags: Бауэр, Геппенер и Гиппиус, Пизанская водонапорная 12 века, акведуки, водоводы, водоподъемные машины 10 века, гидробашни, древний водопровод, заводские корпуса, индустриализация Европы, неверные датировки, обрезание истории, объекты культурного наследия, превратить Россию в малую европу, продажные историки, ущербное положение, фальсификация истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments