prvtaganka (prvtaganka) wrote,
prvtaganka
prvtaganka

Анализируем архивные документы. Поимка фон Минихом «татар» для армии Анны Иоанновны

Документ интересен тем, что он также, как предыдущие приведенные архивные документы АВПРИ 18 века (см. публикации Анализируем архивные документы) проливает некоторый свет на устройство колонизационного порядка при Романовых. Документ (1737 года) периода правления Анны Иоанновны – герцогини Курляндской, повествует о пойманных двух «чеченских татарах». Сначала их направили из Кизляра через Царицын в Москву, вероятно, в надежде в Москве подвергнуть некой идеологической обработке для последующей службы в романовской армии. Но потом, вероятно, не получив от пленников согласия сотрудничать, направили их на каторгу в Архангельск (до Романовых город назывался Холмогоры).
Примечательно, что под первичным документом (указом) мы видим подпись Х. фон Миних, причем подпись стоит под «указом ее величества», то есть он действует от имени «царицы анны иоанновны». (Граф Бурхард Кристоф фон Мюнних (нем. Burkhard Christoph von Münnich, в России был известен как Христофо́р Анто́нович Ми́них; 9 мая 1683, Нойенхунторф, Ольденбург16 (27) октября 1767, Санкт-Петербург) — генерал-фельдмаршал немецкого происхождения (1732).
После восшествия на престол Анны Иоанновны Христофор Миних в короткое время (17301732) был пожалован генерал-фельдцейхмейстером, президентом Военной коллегии, а 25 февраля (7 марта) 1732 года — генерал-фельдмаршалом. Ему было поручено принять меры по улучшению положения «русской» армии. Взявшись энергично за дело, Миних привёл в порядок армейские финансы, основал при войсках госпитали для раненых и гарнизонные школы.
По сути он сформировал хорошо подготовленную колонизаторскую армию два новых гвардейских полка — Конной гвардии и Измайловский, провёл переустройство гвардейских и армейских полков, преобразовал Военную коллегию; основал в Петербурге первый в России Шляхетский кадетский корпус, «дабы в нём от четырёх до пяти сот молодых дворян и офицерских детей воспитывать и обучать как телесным и военным упражнениям, так и чужестранным языкам, художествам и наукам». Миних составил новые штаты для армии, заменившие старую «табель» 1704, ввёл в армии корпус (12 полков) тяжёлой конницы (кирасир), создал первые полки гусар; сравнял жалованье природных русских офицеров с приглашёнными иностранными. Он создал для последующих намеченных колонизаторских походов новый род войск — сапёрные полки и Инженерную школу. При нём были отремонтированы 50 крепостей бывшей Тартарии.

То есть Миних создал уже не наёмную, а настоящую колонизаторскую армию, вырастив поколение янычар уже из местного населения, родители которых присягнули европейской власти. А те, кто не присягнул европорядку в России, были уничтожены или изгнаны за пределы Московии (Центральной России). Теперь, после подавления жителей славянских территорий Руси Тартарии (великороссов и казаков), надо было разобраться с остальными – то есть с «татарами», и бежавшими к ним казаками и русскими, не покорившимися европейской власти.
Самая известная победа Миниха, как главнокомандующего созданных им самим войск европейского образца – это осада Данцига (1734 г.) (нынешний Гданьск), где находился французский ставленник Станислав Лещинский. Надо полагать это была война, далёкая от интересов России и ее народа, хотя подаётся она в официальной истории, как война России в союзничестве с Австрией. На самом же деле руками «россии или ее немецкого слепка» англосаксы добивали былое могущество Речи Посполитой. «…После кровопролитных боёв Данциг был взят. Но Миних получил упрёки за долгую осаду и за допущение бегства Лещинского из города. Оправдываясь за медлительность, Миних писал: «В Данциге было тридцать тысяч вооружённых войск, я же не располагал и двадцатью тысячами, чтобы вести осаду, а между тем линия окружения крепости простиралась на девять немецких миль» (1 немецкая миля = 10 тысячам шагов, то есть приблизительно 8 километрам). На польский трон был посажен саксонский курфюрст Август».
Другое военное достижение Миниха – т.н.«русско-турецкая война» (1735—1739). В официальной версии написано: В 1735 году было решено объявить войну Турции в ответ крымским татарам за набеги на «русские» земли». Так с кем была война в 1735-39 годах – с крымскими тартарами или с Турцией? Думается, что воевал Миних с остатками Руси Тартарии за Крымский торговый путь. Балтийский евроколонизаторами был взять под контроль еще в 17 веке, а теперь надо было заполучить Черноморский. Википедия так и пишет: «…Организовав в 1736 году осаду Азова и Очакова, фельдмаршал во главе 50-тысячной армии двинулся к Перекопу для завоевания Крыма. После трудного месячного марша 21 мая его войска штурмом овладели Перекопом и проникли в Крым. В результате тяжёлого и изнурительного похода были завоёваны у татар Гезлев (нынешняя Евпатория), Ак-Мечеть и столица Крымского ханства Бахчисарай».  И дальше в Википедии: «Потери армии Миниха от вспыхнувшей эпидемии, распространения болезней, нехватки продовольствия и воды были значительными, и фельдмаршалу пришлось повернуть назад, на Украину, но путь в Крым для России всё же был проложен». Только не для России, а, как всегда, для Англии с союзниками.

Осада Данцига фельдмаршалом Минихом. 1734.
Вот для этой-то коалиционной армии Миних и собирал хороших воинов, и конечно, отличным приобретением для его армии и были пойманные «чеченские татары». Но что-то не заладилось, и после долгих перевозок пленных чеченцев от Кизляра до Царицына, от Царицына до Москвы, что-то не заладилось. В Москве, вероятно их пытались склонить к принятию христианства, может что-то обещали в стиле песнюшки «Хазбулат удалой», вероятно сочиненной в 18 веке специально для «умасливания» «чеченских татар». Но видно они на эту песнЮ не купились, и были отправлены в каторгу в Архангельск.
В документе фигурирует другой известный подписант, колонизаторский служака Петр Кольцов – полковник, назначенный в Ставрополь (1743), до назначения служил оккупационным военным комендантом крепости Царицын. Ведал калмыцкими делами в Царицыне в письме от 19 марта 1741 г. на имя астраханского губернатора М. М. Голицына (и полковника-предателя при калмыцком владетеле Дондук Омбе Боборыкина) Кольцов указывал, что “за отделением от Царицына калмыцких улусов наведаться здесь за достоверно не чрез кого” и просил их “обо всем при Астрахани яко по блиску калмыцких улусов заподлинно наведаться”, то есть на месте выяснять все события и информацию. В таком же духе 6 апреля 1741 г. Кольцов кляузничал в Коллегию иностранных дел, а генерал-лейтенанту В. Урусову ответил о предпринятых мерах.

Вообще неплохо было бы, если б беженцы из разоренных стран Ближнего Востока прихлопнули эту гнилую вонючку-Европу изнутри, чтобы опять лет через 50 оттуда новая колонизаторская зараза продажности не поползла по планете заново, сея раковую жадность, тряся дешовеньким крашенным реденьким блондом и тухлой идеологией превосходства «белых».

АВПРИ
Фонд 131 Татарские дела
Опись 131
Дело 1
Год 1737
Привоз в Москву и ссылка к городу Архангельску чеченских татар дву человек Гурбека Сурзаева да Ачелала Аздамова, привезенных из Астрахани, месяца июня 1737 году.
Указ Ея Императорского Величества Самодержицы Всероссийской из Государственной Коллегии Иностранных Дел в Москву в Кантору оной Коллегии асессору Семену Иванову
Лист 1
Сего 1731 года генваря 31 дня послан Указ Ея Императорского Величества и Коллегии Иностранных Дел к генералу майору и Астраханскому вице губернатору господину Соимонову о присылке в Москву, заковав в кандалы для ссылки к городу Архангельскому пойманных Гребенскими казаки чеченских татар двух человек Губерку Сурхаева да Ачелала Аздамова, с которого указу при сем копия приложена для вашего только известия. И когда оные два человека татар из Астрахани в Москву привезутся. И вам о ссылке их к городу Архангельскому таким же образом как они к Москве привезены будут и с приложенным при сем указом к тамошнему
лист 1об
Губернатору князю Щербатову учинить по Ея Императорского Величества указу и о том сюда в Коллегию репортовать.
Х. фон Миних
Василей Степанов
Петр Курбатов

Лист 2-2об
Указ Ея Императорского Величества Самодержицы Всероссийской из Государственной Коллегии Иностранных Дел генералу майору и Астраханской губернии вице губернатору господину Соймонову
Получены здесь в Коллегии Иностранных Дел доношения ваши декабря от 31 дня одно, да сего генваря от 5 дня четыре, и что вы доносите о пойманных Гребенскими казаками и приведенных в Кизлярскую Крепость чеченских татар дву человек Губерку Сурхаева, да Ачелала Аздамова, которые с розысков показали, что они приезжали под казачьи городки для воровства, и для взятья руских людей и армян и грузинцов, и требуете что с ними чинить по Указу. На то вам сим в резолюцию повелевается, тех дву чеченских татар за их воровство взять из Кизлярской крепости, и заковав в кандалы прислать в Москву в кантору Коллегии Иностранных Дел, откуда сошлются к городу Архангельскому, и о том в Москву в Кантору писать и о взятье оных из Кизляра и отсылку в Москву учинить весьма скрытым образом, дабы о том между горских народов слуху не произошло. Подлинной указ за подписанием господ членов отправлен генваря 31 дня 1737 года.
Подканцелярист Егор Борисов

Лист 3
1737 года июня в 16 день Коллегии Иностранных Дел в Кантору вышеписанные колодники чеченские татары Гурбек Сурхаев да Ачелал Аздамов привезены и приняты вышеписанного чина за ними в конвое Астраханского гарнизона Самарского полку солдаты Федор Заикин Иван Плотников. И те солдаты Коллегии Иностранных Дел в Канторе объявили, что кормовых тем татарам обоим дано в Царицыне только сорок копеек, по копейке на день, которые у них в росходе все. Да ис тех солдат Федор Заикин объявил что он поныне ис Царицына в Санкт Петербурх в Военную Коллегию и той Коллегии в Правиантскую Контору с нужнейшими Доношениями, и чтоб его Заикина с теми доношениями отпустить в С-Петербурх. А прогонные ему даны в Царицыне в оба пути и объявил данную ему в Царицыне подорожную, с которой взята нижеписанная копия и приказано от Канторы чтоб он Заикин ехал в Санкт Петербурх немеделнно. А другому солдату Ивану Плотникову сказано, чтоб он тех колодников караулил безотлучно, со всякою осторожностью, что взыщется на нем с великим штрафом по военному артикулу, ежели что зделается худо.
К сей скаске вместо солдат Федора Заикина и Ивана Плотникова по их прошению того полку капрал Иван Неклюдов руку приложил.

Лист 5-5об
Ея Императорского Величества Государственной Коллегии Иностранных Дел в Кантору
Доношение
Сего 1737 года июня 3 дня в Указе Ея Императорского величества из Астраханской губернской Канцелярии в Царицын ко мне написано. Понеже де по присланному из Государственной коллегии Иностранных Дел Ея Императорского Величества Указу велено имеющихся в Кизлярской крепости Чеченских татар дву человек Гурбека Сурхаева да Очелала Ашдамова, которые в Кизляре с розысков показали, что они приезжали под казачьи городки для воровства и взятья руских людей и армян и грузинцов заковав в кандалы выслать в Москву в каторгу Коллегии Иностранных Дел, а взятое от оных из Кизляра и отсылку в Москву учинил …. образом и послал онаго Указу в высылку показанных чеченцов из Кизляра в Астрахань под скрытым образом в Кизляре к номинат полковнику господину Краснородцову послан был указ по которому указу минувшаго мая 17 дня при доношении, а от того полковника господина Краснородцова показанные чеченцы из Кизляра в Астрахань присланы и в Астрахани отправлены в Царицын по почтам скованные под караулом и велено мне по силе вышеписанного присланного Ея Императорского Величества из Государственной Коллегии Иностранных Дел указу показанных чеченцов дву человек отправить мне в Москву Государственной Коллегии Иностранных дел в Кантору каким случаем способные по тому Ея Императорского Величества указу реченных чеченцов отправил в Москву скованных Самарского полку с солдатом Федором Заикиным и Иваном Плотниковым выдав им на две подводы прогонные до Москвы по указу. И по прибытии в Москву велел известием оных чеченцов объявить Государственной Коллегии Иностранных дел в Канторе, да оным же чеченцам на корм денег дано по копейке на день итого сорок копеек.
Секретарь Иван Григорьев

Лист 6
По указу Ея Императорского Величества Самодержицы Всероссийской и протчая, и протчая, и протчая
Посланы из Царицына в Москву Государственной Коллегии Иностранных Дел в Кантору Астраханского Гарнизона Самарского полку салдат Федор Заикин и да Плотников с коложниками чеченскими татарами двумя человек Гурбеком Сурхаевым да Ачелалом Аздамовым. Того ради от Царицына давать оным салдатам по две почтовые подводы имая у них прогонные деньги по Ея Императорского Величества указу, а именно по деньге на версту. Чего ради во уверении у сей подорожной с приписанием руки и приложением печати полковника и Царицынского коменданта Июня дня 1737 года.
Секретарь Иван Григорьев


Лист 7-7об
Инструкция
Из Царицынской Канцелярии Астраханского Гварнизона Самарского полку солдатом Федору Заикину, Ивану Плотникову
Сего 1737 года июля 3 дня по указу ея Императорского Величества из Астраханской Губернской Канцелярии.
А в тою Губернскую Канцелярию присланному из Государственной Коллегии Иностранных дел Ея Императорского Величества указу велено присланных из Кизляра чеченцов дву человек Гурбеку Сархаева да Ачелала Аздамова отправить ныне из Царицына в Москву Государственной коллегии Иностранных дел в Кантору скованных, кои в Царицын и присланы. Того ради принять вам из Царицынской Канцелярии означенных чеченцов дву человек и ехать из Царицына в Москву на почтовых дву подводах почты от почты с переменою и чинить вам нижеследующее:
1.
Смотреть вам за оными чеченцами накрепко и вести их до Москвы скрытым образом, чтобы об оном между горских народов слуху не происходило. И караул иметь неослабной.
2.
А приехав в Москву Государственной коллегии Иностранных Дел в Контору подать вам посланное об оных чеченцах донесение и их объявить и требовать в приеме оных чеченцов квитанции и прибыв в Царицын явиться и квитанцию объявить в Царицынской Канцелярии, точию из вас одному из Москвы по отдаче с посланными доношениями а именно Федору Заикину в Санкт Петербурх в Военную Коллегию.
У подлинной приписано по сему
Петр Кольцов
Секретарь Иван Григорьев

Лист 12-12об
Инструкция Копия
Государственной Коллегии Иностранных Дел из Канторы данная Архангелогородского гарнизона салдатам Роману Катову, да Ивану Горчакову, по которой имеют они следующее отправлять:
1.
Понеже вы салдаты присланы Коллегии Иностранных дел в кантору по определению Военной Канторы из команды обретающегося в Москве у приему мундирных и аммунишных вещей Архангелогородского гарнизона прапорщика Ивана Немекина для отвоза в ссылку к городу Архангельскому дву человек колодников татар Гурбека Сурхаева да Ачелала Аздамова, которые ныне за важным караулом имеются скованы. Того ради ехать вам с теми татары к городу Архангельскому осторожно и смотреть накрепко, дабы они каким образом не ушли и не потратились, и караул иметь неослабной и вести скованных.
2.
Прибыв к городу Архангельскому подать Ея Императорского Величества указ о данных татарах и объявить генералу майору и Архангелогородской губернии губернатору господину Князю Щербатову с товарыщи.
3.
И во всем вышеписанном поступать неослабно как надлежит по Ея Императорского Величества указам, и по воинскому артикулу, под опасением за ненадлежащие поступки тяжчайшего наказания.
Дана в Москве Июня 24 дня 1737 года
у подлинной инструкции написано по сему
Асессор Семен Иванов
Канцелярист Улрих Иванов
Tags: «чеченские татары», АВПРИ, Коллегия Иностранных Дел, П.Кольцов, Российская Империя, Улрих Иванов, Х фон Миних, военное положение, геноцид народов россии, колонизаторская власть, комендантский час, привлечение в царскую армию «тартар», принудительное крещение, разруха и преступность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments