prvtaganka (prvtaganka) wrote,
prvtaganka
prvtaganka

Байки о «всесильных и умных» иностранцах, распространяемые в 17 веке в Москве с целью запугивания

Байки о «всесильных и умных» иностранцах, распространяемые в 17 веке в Москве с целью запугивания московских жителей
Автор: Мусорина Е.А.

Воротами для выезда за Земляной город служила высокая Сретенская башня с одной широкой проездной аркой, впоследствии знакомая нам под наименованием «Сухарева башня». Издревле её называли Сретенскими воротами Земляного города. Историки 19 века утверждали, что башня была изначально бревенчатой, поскольку таковой она изображена в рукописной книге «Избрание на царство Михаила Федоровича Романова», изданной в начале 1670-х годов, и хранившейся в Оружейной палате. Историки начала 20 века И.П. Машков и П.В. Сытин в своих брошюрах о Москве тоже рассматривали Сретенские ворота Земляного города, как срубную постройку. Но есть другое мнение авторитетного исследователя инженерно-строительного дела Н.И. Фальковского. В его капитальном труде «Москва в истории техники» утверждается, что каменными были все 12 ворот Земляного города: Чертольские, Арбатские, Никицкие, Тверские, Дмитровские, Петровские, Сретенские, Покровские, Яузские, Фроловские, Серпуховские, Калужские. Ворота эти имели в большинстве по два сквозных арочных проезда. «Над проездами имелось по три амбразуры для пушек.

Этажом выше – бойницы для стрельцов. Благодаря высоте башен возможен был обстрел также и верха стен на случай, если неприятель овладеет каким-либо участком их»[1]. Сретенские ворота как и другие ворота Земляного города имели архитектурное оформление почти идентичное проезжим воротам Белого города, которые были каменными (этот факт официальная история не оспаривает), как и стена, защищавшая Белый город. А стало быть каменные стены и каменные же проездные башни Белого города были построены одновременно, в комплексе. Это же утверждение можно распространить и на цитадель Земляного города, строившуюся одновременно с белогородской. По официальной версии считается, что строительство колец укреплений вокруг Земляного города и Белого города проводилось в 1590-е годы под руководством (смотрением) зодчего Федора Савельевича Коня. Только почему-то оборонительный пояс и ворота с башнями вокруг Белого города строились из камня, а вот кольцо укреплений вокруг Земляного города – из дерева, но с каменными башнями (как мы выяснили у Н.И. Фальковского). Деревянное укрепление с каменными воротами – как-то нелогично получается. Скорее всего оба кольца укреплений были построены из камня вместе с каменными воротами и башнями над ними.

Поэтому следует логичное предположение. Сретенская башня, которая была варварски снесена в 30-е годы 20 столетия, существовала в камне с самого начала строительства кольца укреплений вокруг Земляного города. А значит утверждение, что Сретенская башня построена во времена Петра I является весьма спорным. Очевидно, что во времена Петра I Сретенскую башню могли «достроить», обстроив пристройками, благо вокруг была широкая площадь, и переименовали, назвав ее «Сухаревой» башней.
Если мысленно «отсечь» всю пристройку Петра I на ширину больше двух проездных арок по сторонам, то мы можем довольно точно представить, какой башня была изначально. А представляла она по архитектуре «свечу», (с одной проездной аркой), незначительно расширявшуюся к основанию. Вероятно, когда Петр I решил открыть математическую школу, он распорядился пристроить вокруг башни 3-этажный 3-ярусный корпус и пристроить с восточной стороны широкую лестницу, изрядно украсившую его новодел.


Возникает вопрос если таких ворот-башен вокруг Земляного города было 12, почему Петр I для перестройки выбрал именно эту? И почему не приспособить для пользы общества и государственных нужд остальные 11 башен? Вероятно, ко времени принятия решения о переделке архитектуры башни, все остальные ворота были уже демонтированы вместе с кольцом каменных укреплений Земляного города, как потерявшие свое оборонительное значение. Да и к тому же, Петру I нужна была только одна башня, чтобы, по заданию своих западных покровителей, она находилась в месте обширном и удобном для перестройки в массивное здание, напоминающее западноевропейскую ратушу. А чтобы фальсификация была достоверной, остальных башен быть не должно, чтоб никто из последующих историков не догадался, что архитектор Петра I просто приписал своему архитекторскому гению до него построенную башню. Как раз около Сретенских ворот издревле была обширная площадь, на которой крестьяне окрестных сел и деревень традиционно устраивали стихийную торговлю – толкучий рынок. А вокруг остальных ворот Земляного города было довольно тесно из-за плотной застройки. Правда, у Серпуховских ворот тоже была площадка, но, довольно, скромная. Поэтому остальные ворота оказались непригодными для их обширной обстройки и переделки. Вероятно, важную роль сыграл и тот момент, что через Сретенские ворота пролегала дорога к Троице-Сергиеву монастырю, и далее через Ярославль к Белому морю. Знаковое направление для европейцев, ведь еще со времен Ивана Грозного англичане тщетно пытались добиться разрешения через северные российские акватории проложить удобный и безопасный морской путь к Индии и Китаю. Сегодня исследователи даже говорят, что это не Петр прорубил окно в Европу, а наоборот время правления Петра стало для европейцев широким окном в Россию, которое потом уже больше не закрывалось.

Сразу же после перестройки здания Сретенских ворот туда была переведена с Кадашевского храмового двора Навигацкая школа, просуществовавшая в этих помещениях до 1715 года. Определенное значение имело расположение башни на одном из самых высоких мест в городе, что обеспечивало «смотрение горизонта», то есть обучение навигационным наблюдениям.

Занимая одну из высших точек водораздела между реками Неглинной и Яузой, башня безраздельно господствовала в перспективах ближней и дальней округи. С самой башни в свою очередь открывались великолепные виды на окрестности. «Из внутреннего восьмигранного столпа вела винтообразная лестница вверх по шпилю под самый герб: там из слуховых окон шатра открывается вся дивная панорама огромной и разнообразной Москвы во всем ее необъятном величии, чудесной красоте и широком раздолье»[2].
Во время Московского пожара 1812 года Сухарева башня уцелела, но огонь уничтожил хранившиеся в ней архивы Морского ведомства. (Кто бы сомневался). Обгоревшую башню отремонтировали лишь в 1820 году.
В 1918 году под руководством известных архитекторов А.В. Щусева и Л.В. Жолтовского по заданию Моссовета была начата разработка плана «Новая Москва». Этот проект планировки города предполагал прокладку новых улиц и магистралей, расширение площадей, но в то же время сохраняя историческую ценную застройку центра и его архитектурных памятников. В 1920-е годы были опубликованы критерии известного искусствоведа И.Э. Грабаря о ценности того или иного старинного здания, подлежащего сломке. В соответствии с этими критериям неприкосновенными объявлялись лишь те здания, которые были возведены до 1613 года. Постройки же 1613–1725 годов «в случаях особой надобности» могли подвергаться изменениям, у зданий 1725–1875 годов сохранялись только фасады[3]. Естественно, ни Грабарь, ни кто либо из архитекторов не напомнили комиссиям по изменению структуры столицы, о том, что главная ценность объекта – это самая древняя его часть, то есть Сретенский столп, построенный в 1590-е годы. И памятник попал под категорию построек 1613–1725 годов.
В апреле 1934 года Сухареву башню начали ломать, чтобы расчистить площадь «для свободного проезда транспорта». Сохранились воспоминания людей, бывших свидетелями сноса памятника. Дочь заместителя директора Коммунального музея, размещавшегося в стенах памятника – Т.М. Бурлакина так описала свои впечатления: «Снос Сухаревой башни стал для нас настоящей трагедией. Накануне мать со своей коллегой по музею пришла проститься с башней. Обе рыдали. В большом зале уже были разобраны опоры. Через 15 минут раздался оглушительный грохот – лишенная опор, сложилась и рухнула часть стены. Помню, когда я увидела вместо красавицы башни груду камней, меня поразило, насколько эта груда щебня и мусора мала по сравнению с величавым зданием...»[4].


А вот строки другой свидетельницы сноса Сухаревой башни, художницы Н.Я. Симонович-Ефимовой: «Сухаревку вдруг начала разрушать, снесена уже крыша. А сегодня, 17 апреля, нет уже наружной гигантской лестницы и сверху летят кирпичи. Белые витые колонки из белого камня – в отдельной груде, разбитые. Разрушение идет необычайно быстро, и как-то особенно легко – безо всякой тяжеловесности и официальности... окна со стеклами и завитушками глядят как ни в чем не бывало. Вообще вид у башни здоровый, а кирпичи летят без желобов, просто в воздухе, многие не разбиваются, и здание убывает, тает. А ведь другие здания перед разрушением получают больной вид – темные какие-то пятна, разбитые стекла, кривизна стен, рухлядевый вид... А тут свежая, розовая Башня, моложе, чем когда-нибудь! Кирпичи летят не мрачно, даже весело... Но можно заболеть от мысли, что впереди нас никто Сухареву башню уже не увидит»[5]. Возможно, если б советские историки и архитекторы заявили, что Сретенская башня была свидетельницей походов последних Рюриковичей в Сергиеву Лавру, в Моссовете и в Правительстве к памятнику, возможно, изменилось бы отношение.

И действительно Троицкая дорога была очень популярным направлением Рюриковичей. Сохранилась Послушная жалованная грамота царя Ивана Васильевича Грозного Коломенского уезда Канеской волости села Остафьева крестьянам, о пожаловании сей вотчины Троице-Сергиеву монастырю 1551 года[6].
Известно, что сын Ивана Грозного, царь Федор Иванович был верующим человеком, особым почитанием царя пользовался Троице-Сергиев монастырь. Сохранились жалованные грамоты царя Федора Ивановича этому монастырю. В одной из грамот 1596 года царь писал своему подьячему в город Юрьев Польский о том, что он передает вотчины боярина Ивана Нагова – село Новое Скоморохово с деревнями, отысканные по прежнему указу на царское имя, – Троице-Сергиеву монастырю, архимандриту Кириллу с братией[7]. Также в Сборнике Актов Муромского и Владимирского уездов о пожаловании многих вотчин Троице-Сергиеву монастырю скорописью записано: «Лета 7095 (1587) книги володимерские списаны с крепостей и правлены, а писал их и правил по Государеву Цареву и великого князя Федора Ивановича всея Руссии по Государеве грамоте Троице Сергиева монастыря келарь Еустафей Головин, да государский дворянин Василий Блудов, да подьячей Безсон Пихарев. По листам внизу подпись келаря Евстафия Головкина»[8]. Отсюда следует, что царь не единожды ходил на богомолье в древний монастырь и далее в Переславль Залесский и Ярославль.
Известно, что бояре Годуновы, убитые при украинско-польском заговоре, и похороненные в усыпальнице, сооруженной в Троице-Сергиевом монастыре, тоже отличались почтительным отношением к древней обители. По крайней мере известна Вкладная грамота 1584 Василия Щелкалова, приближенного и поверенного царя Федора Ивановича и Бориса Годунова, на 300 рублей за пожизненное владение монастырским селом Хребтовым Переславль-Залесского уезда[9]. Такие вкладные давались монастырю еще при жизни владельца, после смерти которого недвижимость переходила монастырю. А денежный вклад являлся гарантом намерений жертвователя.
Во всяком случае Сретенская башня была молчаливым свидетелем трагических событий смены династий в правление царя Бориса Годунова, наступления Смуты и боев за Кремль и Китай-город народного ополчения против польских интервентов.


О башне ходило много баек и рассказов, особенно касавшихся таинственной и темной личности приближенного Петра I – Якова Брюса, (при рождении Джеймс Дэниэл Брюс, англ. James Daniel Bruce). Брюс имел большое влияние на Петра, он сопровождал его во время посольства в Европу.
В 1712 году, во время похода против шведов в Померанию и Голштинию, Брюс командовал не только одною русской артиллерией, но также датскою и саксонскою. Ездил по Германии для найма людей на русскую службу. Возвратясь, Брюс по поручению царя занялся разбором земель рылян и курчан, то есть владений детей боярских Курска и Рыльска. Бояре Курска в основном были пришлыми из дальних земель Древнерусского государства Ордынского периода для служения великим князьям, и отличались особою преданностью в служении. Так, предок Курских дворян Воейковых, Прусский земли «державец» Терновский Воейко Войтягович приехал служить к великому князю Дмитрию Ивановичу (Донскому) к Москве, а с ним двора его 150 человек. Родоначальник фамилии Курских дворян Дурново, из благородной и знатной фамилии именем Гендрик, выехал из Цесари в 1352 году на службу к Русским князьям. Родоначальник Курских дворян Хитрово «Едуган Большой сильно хитр» вместе с своим братом «Едуганом меньшим Солотмиром» выехал из Большой Орды на службу к великому князю Олегу Ярославичу Рязанскому. Род Курских дворян Головиных происходит от древней благородной фамилии, издавна переселившейся в Россию с Судака, да из Майкута, да из Кофы. Предок Курских дворян Ждановых Ослан Мурза выехал из Золотой Орды на службу к великому князю Дмитрию Ивановичу. От его сыновей пошли: от Арсения – Арсеньевы, от Федора – Сомовы, от Льва-Широкого Рта – Ртищевы, от Павла – Павловы, от Якова – Кременецкие. Праправнук Якова – Дмитрий, был прозван Ждан, от него и произошел род дворян Ждановых. Родоначальник старинного дворянского рода Курской губернии Букреевых, Букрей был переводчиком татарского улуса в Крыму. Родоначальник князей Стокасимовых, помещиков Курской губернии, Ифезет Кочуков сын Достокасимов был переводчиком посольского приказа[10].
Вероятно Брюсу понадобилось призвать именно их потомков для служения новой российской евроэлите, а кто не пойдет – отобрать пожалованные ранее их предкам великими князьями вотчины.
На Ништадтском конгрессе Брюс, возведённый в 1721 году в графское достоинство, представлял интересы России вместе с литовцем на русской дипломатической службе Ягужинским. Вскоре ему удалось подписать Ништадтский мир, за который Петр очень благодарил Брюса и пожаловал ему пятьсот дворов в Козельском уезде, а также подмосковную усадьбу Глинки, где последний и провел остаток дней, похоронив детей и жену.
Известный историк 20 столетия П.В. Сытин собрал в своей книге «Сухарева башня» разнообразные слухи и рассказы об использовании башни в 17 веке, и в основном, как следует из текста, эти слухи были связаны с именем Брюса. По словам автора в народе упорно ходили фантастические рассказы об этом «колдуне и чернокнижнике», якобы по ночам творившим в башне волшебства, летал по воздуху на собственноручно сделанном орле, хранил «Соломонову печать» на перстне, поворачивая которым в различные стороны всяк мог производить чародейства, сделал себе служанку из живых цветов, чем вызвал страшную ревность своей жены, составил такую воду, что мог мертвого старого человека сделать живым и молодым, хранил в подземельях башни чернокнижную библиотеку. Такие ходили слухи. А во всем виноват, мол, тёмный русский народ, сочинявший эти небылицы, всегда находившийся якобы в тесной связи с суевериями и пребывавший в своей природной темноте. А всё потому, что не могли темные москвичи оценить выдающейся личности Я.В. Брюса, «генерал-фельдмаршала, одного из ученейших людей петровского времени, занимавшегося математикой, артиллерийскими науками и астрономией», а придумывали невесть что. Но русский народ тут вовсе не причем, поскольку все эти байки и «легенды» разносились по Москве самим же Брюсом, а потом историками, типа Сытина. Также, как сегодня западные СМИ разносят слухи об «уникальнейшей евро-американской цивилизации», полной «чудес», опекаемой инопланетными пришельцами, дающими им внеземные технологии, и охраняемой самим подземным правителем «козлом-бафометом».


На самом деле никакой романтики нет, и потусторонних покровителей, и технологий, тоже. Брюс банально состоял членом тайного «Нептунова общества», под председательством Лефорта, устраивавшего что-то вроде сатанинских обрядов и половых оргий сначала в Немецкой слободе, а потом наверху Сухаревой башни. Да и народная молва называла эти сборища вполне справедливо «занятием чернокнижием». Мифологию о Сухаревой башне, попытался развенчать московский поэт 40-х годов M. Дмитриев, написавший следующее стихотворение:
Сухарева башня
Что за чудная, право — эта зеленая башня!
Высока и тонка; а под ней, как подножье, огромный
Дом в три жилья, и примкнулось к нему на откосе, под крышей,
Длинное сбоку крыльцо, как у птицы крыло на отлете.
Кажется, им вот сейчас и взмахнет! — Да нет, тяжеленька!
Сухарев строил ту башню, полковник стрелецкий. — Во время
Бунта стрельцов на юных царей Петра с Иоанном
Верен с своим он полком двум братьям-царям оставался.
Именем верного, в память ему, Петр и прозвал ту башню,
Старая подпись о том возвещает доныне потомству.
Старый народ, как младенец, любит чудесные сказки!
Тут, говорят старики, жил колдун-чернокнижник; доныне
Целы все черные книги его; но закладены в стену.
Добрые люди, не верьте! — Тут прадеды ваши учились,
Как по морскому пути громоносные править громады.
Тут же народ простодушный любит веселую шутку!
Есть у него поговорка, что будто Иван наш Великий
Хочет жениться и, слышно, берет за себя он ту башню.
Дети в народе простом, не привыкши умом иноземным
Острые шутки ловить, не натешатся выдумкой этой!
Ныне, когда о народной нужде промышляет наука,
В этой башне у нас водоем, как озеро в рамах;
Чистой воды, как хрусталь, бьют ключи, заключенные в трубы;
Их издалека ведет под землею рука человека,
Литься заставя на пользу, скакать в высоту на потеху!
30 июля 1845 года.

Так что во-о-он ещё когда в Росси это было для западно-ориентированной «российской элиты» сладостно новым и до дрожи тайным. И уж конечно, увлеченным всей этой западной чертовщиной императорам и придворным вельможам было не до походов в Сергиев монастырь и в дальние города для почитания древних памятников и святынь, воспеваемых в русском народе. Их занимали участия в черных мессах с плотскими утехами. Какая там старина и общение с Творцом, да и вообще они себя к русским-то едва ли причисляли.
На сегодняшний день все «пенки и сливки» с этого т.н. «масонского проекта» уже сняты, и разделение земного общества состоялось. Это уже просто до смешного устарело. Но сегодня бешенная толпа отсталых евро-последышей со свернутыми набекрень мозгами, продолжает жадно рвать друг у дружки «пустые сосуды», продавая свою честь, родину, какую-никакую культуру, и свой несостоявшийся духовный рассвет. Всё бы это было смешным, да только вот кровавый шлейф 1000-летних жестоких событий, замешанных на оккультном оправдании кровавой миссии «белых» и «богоизбранных», переходит теперь на жалких и запоздалых сегодняшних западных поклонников. Грязью и гнилью, оставшейся от преступных предшественников ложится он всей тяжестью на этих недоумков, радостно показывающих «козу», резво скачущих на гей-парадах и майданах, торгующих собственным благополучием, благоговейно получая огрызки с хозяйского стола, плевки и пинки. И всё для того, чтобы казаться значительными и устрашающими (за неимением мозгов с удовольствием демонстрируя свои ментальные и анатомические патологии). Зато по горло забитые грязью больные и зловонные их хозяева, потомки инквизиторов и кровавых пиратов, находятся в настоящем выигрыше – они теперь надолго и по-дешовке приобрели себе в рабство эту кучу европейских утырков – размалёванных и вызывающих кукол, лишенных силы, воли и разума.
Потому что так работают законы природы – если ты педофил-гомик или фемина, публично трясущие «требухой», предавшиеся разврату, если маньяк, убивающий всех без разбору, вторгаясь в суверенные государства по заказу своих алчных хозяев, если циничный лжец и хитрец, предающий ближних за сиюминутную прибыль, если трансплантолог-изувер, торгующий органами и живыми еще людьми, продающий за «зеленую бумагу» профессиональную честь и совесть, если пакостник из 5-й колонны, с чувством превосходства искажающий и извращающий культуру народа, в среде которого родился и живешь, – то провалиться тебе «в подземелье», и пребывать там, «в поту-сторонней цивилизации», отдельно от обитателей планеты, избравших путь духовного развития. Потому что должна между ними быть санитарная зона.
А уж по ту сторону зоны отчуждения их местные «бафометы» – Родшильды-Рокфеллеры-Морганы-Куны-Лоебы-Голдманы-Меллоны-Саксы-Дюпоны-Леманы-Карнеги и еже с ними члены европарламента, упекут их в «подземелье», и будут держать их там в качестве чипированых рабов, ставя генетические опыты, создавая полностью подвластных и бессловесных зверолюдей «морлоков», добывая из них биоматериал для продления своих бафометских жизней. «И еще натворят они неописуемых бед. А что натворят, это уж будьте благонадежны», – как говорил великий писатель М. Булгаков. Поэтому так образно эти «бафометы» и показали во время открытия Готардского тоннеля карабкающийся и падающий обратно «в бездну» живой трофей. И нет им спасения. Потому что добро – не дешовка, и больше оно к ним лицом не повернется, всепрощения не бывает.


И нет никакого «Бафомета», а есть только Создатель и Его закон. Есть человекоподобные, вставшие на путь извлечения выгод и удовольствий путем нанесения ущерба и боли окружающим. Потому что 1000 лет назад самостоятельно избрали паразитарный способ существования, не сопротивляясь преступным схемам, не жертвуя ничем ради благополучия ближних. И такой их плачевный конец – это обычная закономерность. Поэтому сегодня они сами добровольно идут «в подземелье» прямиком на бойню за своими «бафометскими» лидерами, потому что Творец наделил всех правом выбора.
[1] Н.И. Фальковский. Москва в истории техники. М. Московский рабочий. 1950.
[2] И.М. Снегирев. Русские достопамятности. М. 1862. Сухарева башня в Москве. С. 6.
[3] Ю. Жуков. Москва: генпланы 1918-1935 годов и судьба памятников архитектуры//Горизонт. №4.М. 1988. С. 38.
[4] Т.М. Бурлакина. Место прописки - Сухарева башня.
[5] Н. Симонович-Ефимова. Красные ворота и Сухарева башня//Строительство и архитектура Москвы. №9.1989.С.18.
[6] НИОР. Ф. 303/1. Троице Сергиева Лавра. Том 1. Грамоты. Ед.хр.1.
[7] НИОР. Ф. 303/1. Троице Сергиева Лавра. Том 1. Грамоты. Ед.хр.2.
[8] НИОР. Ф. 303/1. Троице-Сергиева Лавра. Том 2. Копейные книги. Отдел 4. Списки  грамот в книгах. Ед. хр. 522.
[9] НИОР. Ф. 303/1. Троице Сергиева Лавра  Том 1. Грамоты. Отдел 1. Грамоты царей. Ед. хр.410.
[10] А.А. Танков. Историческая летопись Курского дворянства. М. 1913. Т. 1.

https://www.youtube.com/watch?time_continue=690&v=qyGqIyDNaFc
Открытие Готардского тоннеля HD часть 1/2

https://www.youtube.com/watch?time_continue=100&v=BpnP-e4yCOQ
Церковь Сатаны, Тенденции моды 2018, Черная месса, Поклонение Дьяволу Сатанинский культ, Алекс Джонс
Tags: «промышленное величие запада», Бафомет против европы, Грабарь, Моссовет, Петр 1, Сухарева башня, Щусев, Я. Брюс, биоматериал россиян, евроагенты в культуре, европейская раса, обезличенные памятники Москвы, переделка архитектурных памятников, присвоение архитектуры славян, убийства славян, уничтожение россиян, уничтожение русской культуры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments