prvtaganka (prvtaganka) wrote,
prvtaganka
prvtaganka

Укро-польские «православные» «учителя» 17-18 вв. на дохристианском сакральном месте Москвы.

Автор: Мусорина Е.А.
Окончание.


Следующий ректор Моисей Платонов Близнецов, родился в 1764 году, обучался в Троицкой Семинарии, был в ней учителем и префектом. В 1800 году переведен префектом в Академию и произведен в архимандрита Златоустова монастыря. В 1802 году переименован в архимандрита Богоявленского монастыря. В 1804 году определен ректором Академии со званием архимандрита Заиконоспасского монастыря. В 1808 году хиротонисан в епископа Пензенского; в 1811 году переведен Нижний Новгород. Скончался в 1825 году.
Ректору Московской Славяно-греко-латинской Академии, совмещавшему должность архимандрита Заиконоспасского училищного монастыря, помимо забот об учебном процессе приходилось решать многочисленные хозяйственные вопросы монастыря. Как видно из прошения архимандрита Моисея на имя Московского военного губернатора Александра Андреевича Беклешова 1804 года, ему пришлось хлопотать о монастырских доходах с книжной лавки, опечатанной полицией в связи с нахождением под судом арендатора, третьей гильдии купца Михайлы Кондратьева сына Авчинникова «по взысканию с него денег кредиторов, вследствие чего монастырь более 2-х лет с сей лавки должного дохода не получал». Решение подобных вопросов представлялось очень важным, поскольку на монастырские доходы производился ремонт монастырских и учебных зданий, покупались съестные припасы для питания учащих и учащихся, дрова и свечи для отопления и освещения учебных помещений[1].
Следующий ректор Сергей Крылов Платонов, родился в 1767 году, учился в Троицкой семинарии. Из учителей Семинарии в 1802 году назначен префектом Лаврской семинарии, а в 1804 году переведен префектом Московской Академии. В 1807 году произведен в архимандриты Лужецкого монастыря. В 1808 назначен ректором Академии и архимандритом Заиконоспасского монастыря. В 1809 – ректором Петербургской академии. В 1812 году хиротонисан в епископа Костромского. В 1817 переведен в Рязань, в 1819 году пожалован саном архиепископа, в 1824 году скончался.
Ректор Славяно-греко-латинской Академии и архимандрит Заиконоспасского монастыря Симеон (Савва) Крылов, родился в 1771 году. Обучался в Троицкой семинарии. В 1810 году 21 января указом Святейшего Правительствующего Синода в Московский Заиконоспасский монастырь был определен настоятелем, Московской Академии ректором и богословия учителем. Обучался в Троицкой Лаврской семинарии, и в ней же по окончании преподавал французский язык. «…1811 года февраля 16 при Высочайшем Его Императорского Величества рескрипте всемилостивейше пожалован кавалером Ордена святыя Анны 2 класса, того же года именным Его Императорского Величества указом, состоявшимся июня 10 дня, повелено быть ему Московской Святейшего Правительствующего Синода Конторы членом». 1812 году он вместе с другими духовными лицами, сопровождал вывезенные из Москвы святыни и драгоценности в Вологду, спасая от французов. 17 июля 1813 года архимандрит Симеон получил орден св. равноап. князя Владимира 3 степени. А в 1813 году по назначению начальства был в Комиссии для возобновления Московского Большого Успенского Собора, Синодального дома и прочих ставропигиальных монастырей, а также при осмотре Синодальной ризницы. В 1814 году переведен в Донской монастырь и поставлен ректором новооткрытой Духовной Академии в Троицкой Лавре. В 1816 году хиротонисан в епископа Тульского, в 1818 году переведен в Чернигов, в 1820 году пожалован саном архиепископа Тверского, в 1821 году переведен в Ярославскую епархию, и здесь, в 1824 году скончался[2].
Но, несмотря на в целом пагубное для русской культуры и образования насильственное внедрение «греко-латинского» догмата, возникшего в результате многочисленных исправлений Библии, и «греко-латинской» формы обучения, из стен Академии вышли известные ученики. Талантливые русские люди вопреки продолжали вносить вклад в развитие русской культуры. Это издатель первого русского учебника арифметики Леонтий Филиппович Магницкий (настоящая фамилия при рождении — Телятин или Теляшин; 9 [19] июня 1669, Осташков — 19 [30] октября 1739, Москва), учившийся еще при Лихудах, и занявший профессорскую кафедру естественной истории в Академии Наук Степана Петровича Крашенинникова, первого профессора Московского университета. Выпускниками Академии были ординарный профессор красноречия Антон Алексеевич Барсов, ординарный профессор логики и метафизики Андрей Михайлович Брянцев, доктор медицины Семен Герасимович Зыбелин (брат ректора Академии Антония Зыбелина) и профессор философии Николай Никитич Поповский. В академии учились историк Николай Николаевич Бантыш-Каменский, архитектор Василий Баженов, основатель русского театра Федор Волков. Кроме того, с Академией было связано немало известных литераторов, переводчиков, издателей: князь Антиох Дмитриевич Кантемир, Василий Петрович Петров, Ермил Иванович Костров, Степан Иванович Писарев, Василий Григорьевич Рубан. И конечно, одно из первых мест среди выпускников Академии занимает Михаил Васильевич Ломоносов, вступивший под ее своды в 1731 году во время ректорства архимандрита Германа Концевича, а затем уже другим ректором, архимандритом Стефаном Калиновским, направленный в Академию Наук[3].
В процессе своего становления в Москве, русская высшая школа, подвергнувшись разнообразным идеологическим течениям в преподавании наук и преподнесении духовных истин иностранцами – не всегда в правильном и ясном изложении, смогла вынести из процесса «трансплантации идей» положительное, извлечь пользу даже из латинских путаных и изощренных доктрин. Переработав и очистив вредоносные философемы, она тем самым обогатила русский цивилизационный культурный код теми формулами, которые сегодня понятны и доступны для усвояемости даже вконец запутавшемуся «западному интеллигенту пятой колонны», конечно, если представители последней искренне захотят выпутаться из многовекового самообмана, лжи и предательства. Обогатился и сам русский язык, став еще более пригодным для осмысления и передачи самых неуловимых оттенков чувств, тонких духовных ощущений, которые присутствуют в высокой русской литературе, классической музыке, совершенной поэзии, живописи. Вероятно, в этом и кроется главная миссия России и ее народов – принимая предложенный материал и отделяя «зерна от плевел» – передавать очищенное знание последующим поколениям россиян и благонамеренных иностранцев для защиты и обоснования общечеловеческих планетарных ценностей.
Но не всегда опасный эксперимент стоит доводить до конечной точки, когда логические действия перестанут быть логичными и станут приобретать черты абсурда. Не стоит принимать и понимать недругов, веками работающих для того, чтобы расколоть русское общество, вбить клин между народами, очернить носителей старой веры, преданий, древних поведенческих форм, нравственных устоев, помогавших поколениям русских сохранять вечные ценности и жизненные силы.
Нет, не глупы были княгиня Ольга, Юрий II и Александр Невский, выславшие из Русской земли саксонских миссионеров, чтобы не вступать с ними в бесполезный диспут. Куда конструктивнее было общение с мусульманским и степным Востоком, не имевшим путанных доктрин, зато старавшихся придерживаться неписанных законов предков и защитивших в XIII веке гармоничное взаимодействие соседних с ними этносов[4].
И естественно, находясь в центре борьбы двух идеологий, Русь на протяжении веков несла большие потери в культурном, материальном, психологическом отношениях. Согласно новым исследованиям, «по всей видимости, уцелели только доли процента былого книжного богатства Руси XI—XII вв.»[5], потому что в древних городах свирепствовали пожары[6], возникавшие при междоусобных войнах, но немало поработали и иноземцы, вывозившие и уничтожавшие памятники древнерусской культуры. В 1224 году немцы сожгли Юрьев. Еще в 1382 году кремлевские церкви были полны «до строп», т. е. доверху, книгами и иконами. Впоследствии сгорело все! В 1547 году пожар в Москве уничтожил много рукописей. В 1612 году Москву дотла сожгли поляки, а в 1812 году московский пожар уничтожил последние упоминения о древней справедливой империи. Это далеко не полный список пожаров, уничтожавших древние рукописи. А ведь так же гибли ценные вещи из устойчивых материалов, даже стальное оружие. Войны и пожары можно рассматривать как стихийные бедствия. Но как назвать поведение хранителей библиотек и архивов конца XVIII – середины XIX веков? Монахи, тогда считавшиеся «учеными», жгли рукописи «поганых», топили в Волхове, гноили в сырых подвалах[7]. И эти утраты тоже носили политический характер, поскольку уничтожение древних источников диктовалось западными историками, занимавшими ведущие должности в Академии Наук, возникшей на бюрократической базе московских греко-латинских школ.



[1] ЦИАМ. Ф. 16. Оп. 3. Д. 975.
[2] РГАДА. Ф. 1189. Оп. 2. Д. 23. Л. 1 об–2.
[4] Л. Гумилёв. Беспощадность // Древняя Русь и Великая степь. М. 2006.
[5] Сапунов Б.В. Книга в России XI-XIII веков. Л. 1978.
[6] Свирин А.Н. Искусство книги Древней Руси XI-XVII в. М. 1964. С. 11; Розанов Н.Н. Книга Древней Руси XI-XIV вв. М. 1977.
[7] Свирин А.Н. С. 12-13.
Tags: «Московия – это некий выкидыш Киевской Р, «киевская колыбель» русских, «киевская русь», «первопечатник» ян феодорович, А. Пыжиков, А.Беклешов, Александровская слобода, Амвросий Орлин, Амвросий Подобедов, Антонский, Аполлон Байков, Апраксин Ф.М., Бестужев, Бизюков монастырь, Борис Годунов, Бродский, Быстрицкий, Василий Баженов, Василий Рубан, Верхняя дворцовая типография, Вишневский, Владимир Третьяков, Галецкий, Герасимов-Забелин, Головин Ф.А., Горский, Границкий, Драницын, Евлампий Введенский, Екатерина 2, Епифаний Славинецкий, Ермил Григорьев, Ермил Костров, Заиконоспасский монастырь, Зарядье, И.М. Снегирев, Иван Грозный, Иван Семенов, Изографов, Иконный ряд, Иннокентий Гизель, Ипатьевский монастырь, Калиновскикй, Кантемир, Карион Истомин, Кармелит, Козлевич, Концевич, Крайский, Краковский коллегиум, Краснопольский, Кремль, Кувечинский, Кульчицкий, Левитский, Леонтий Магницкий, Лопатинский, Лосицкий, Лубянская пл, Лящевский, М. Ломоносов, Магиланский, Мачей Стрыйковский, Мегалевич, Мелхиседек Заболотский, Мефодий Смирнов, Моисей Близнецов, Москва, Московия, Неглинная, Николо-Греческий монастырь, Никольская улица, Никольский крестец, Опричная диктатура, Павел Пономарев, Петр 1, Петр Мстиславец, Петров чертеж, Печатный двор, Платонов, Польша, Речь Посполита, Роговский, Романовы, Рубчановский, Русичевский, Сайдачный ряд, Семенов-Руднев, Серафим Глаголевский, Сергиева Лавра, Сильвестр Медведев, Симеон Крылов, Симеон полоцкий, Синопсис, Слотвенский, Смоленский ряд, Солотчинский монастырь, Степан Крашенинников, Степан писарев, Степенная книга, Стоглавый собор, Субботинский, Федор Волков, Флоринский, Франциск Скорина, Хотунцевский, Чарнуцкий, Шафиров, Шмигельский, Ян Длугош, архимандрит Августин Виноградский, братья Лихуды, всея Великия и Малыя и Белыя России, гостиные дворы, евроцентричность, иностранные святыни, исправление Библии, история, киево-могилянская академия, киево-печерская лавра, киевоцентриччность, киевщина, кирилл и мефодий, княжество Литовское, лазарь баранович, малая россия, митрополит Макарий, митрополит Платон, монастырь Никола Большая Глава, московские пожары, образование, окольничий Федор Шакловитый, патриарх Иоаким (Савёлов), патриарх иерусалимский Досифей, певчий Лаврентий Бурмистров, первоначальная Москва, подьячий Иван Истомин, ректоры греко-латинской академии, рукописи «поганых», русский палеолит, секуляризация церковных земель, славяно-греколатинская академия, создание жития святых в киеве, староверы и нововеры, схоластика, уничтожение книг, учителя из малороссии в Москве, феодор грежбовский, феодосий софронович, формирование исторической «науки», хищения бояр, хроники грежбовского, царевич Федор Алексеевич, царевна Софья, царь Алексей Михайлович, царь Василий Шуйский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments